Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Шолоховская энциклопедия, первый взгляд

Не прошло и 12 лет (от замысла до реального воплощения) как вышла, явила себя миру:

Шолоховская энциклопедия   002

Вот такая серьезная (1216 страниц):

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 003

Вся -вся о первом советском лауреате Нобелевской премии:

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 004

Михаиле Александровиче Шолохове, да будет славно имя его вовеки веков и присно!

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 005

И вот Шолоховская энциклопедия вышла, увидела свет...
Что доброго о ней можно сказать?
Во-первых то, что книга  эта не только добрая, но и умная  (114 авторов из Москвы, Подольска, Германии, Ростова на Дону, Ульяновска, Риги, Раменского, США, Сургута, Ярославля, Улан-Удэ, Вильнюса, Борисоглебска, Тамбова, Белгорода):

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 007

Во-вторых, что издание основательное, серьезное:

Шолоховская энциклопедия

Главный редактор издания Ю.А.Дворяшин.
Вступительное слово написал М.М.Шолохов.
А издал книгу издательский Дом "Синергия", все ее 1216 страниц и огромное количество иллюстраций.

Редакционная коллегия издания:

Дворяшин Юрий Александрович - главный редактор, председатель.
Бессмертных Эрнст Александрович - руководитель проекта, издатель.
Шолохов Александр Михайлович - заместитель председателя.
Басов Юрий Вениаминович - главный художник.


Члены редколлегии:

Агафонов Алексей Андреевич
Бондарев Юрий Васильевич
Васильев Сергей Анатольевич
Воронцова Галина Николаевна
Ганичев Валерий Николаевич
Ковалева Наталья Анатольевна
Корниенко НАталья Васильевна
Костин Евгений Александрович
Кузнецов Феликс Феодосьевич
Нечаев Владимир Дмитриевич
Осипова Татьяна Осиповна
Поль Дмитрий Владимирович
Разогреева Людмила Петровна
Савенкова Людмила Борисовна
Шолохов Михаил Михайлович
Шолохова Мария Михайловна
Шолохова Светлана Михайловна



В третьих, то, что и я, грешный, поучаствовал в создании этой замечательной книги, написав для нее 21 статью, а именно:

Александрова Вера Александровна (1895-1966)
Асеев Николай Николаевич (1889-1963)
Балыков Санжа Басанович (1895-1943)
Бараташвили Николоз Мелитонович (1817-1845)
Васильева Лариса Николаевна
Верёвкин Иван Филиппович (? - 1988)
Евтушенко Евгений Александрович
Кетлинская Вера Казимировна (1906-1976)
Колосов Марк Борисович (1904-1982)
Котов Анатолий Константинович (1909-1956)
Накоряков Николай Никандрович (1881-1970)
Пишенина Любовь Ефимовна (1914- ?)
Поповкин Евгений Ефимович (1907-1968)
Прокофьев Александр Андреевич (1900-1971)
Сейфуллина Лидия Николаевна (1889-1954)
Серебровская Елена Павловна (1915-2003)
Софронов Анатолий Владимирович (1911-1990)
Тихонов Николай Семенович (1896-1979)
Федоровский Федор Федорович (1883-1955)
Черкасов Алексей Тимофеевич (1915-1973)
Шкапа Илья Самсонович (1898-1993).

Что еще три моих статьи по разным причинам  и обстоятельствам не вошли в окончательный текст издания:

Давиташвили Михаил Даниелович
Кожевников Вадим Михайлович (1909-1956)
Федоренко Николай Тимофеевич (1912-2000)

Что продается красота и мощь вся эта в знаменитом  московском книжном магазине Библиоглобус.
Что  еще была она презентована в Вешенской, в рамках "Шолоховской весны" http://www.youtube.com/watch?v=eEAWOJLYLAw&feature=share, а также в городе Вильнюсе, столице братской Литвы: http://news.mail.ru/society/13452140/?social=fb

Владимир Трефилов. Письмо 2. Раскулачивание в Удмуртии.

Недавно при посредстве моего старинного товарища, поэта, прозаика, литкритика из Ижевска Александра Мартьянова, мной был опубликован текст Владимира Трефилова о его путешествии в старинный город Чердынь http://klavdii1955.livejournal.com/186112.html

Но история на этом не закончилась. Сегодня мной получено было сообщение от самого Владимира Трефилова. Публикую его: 


Collapse )



Владимир Трефилов и его Чердынь, Ныроб и Выльгорт.

Вот что написал замечательный товарищ мой, поэт Александр Мартьянов из Удмуртии:  
"Андрей, ты через Закирову знаком с Володей Трефиловым.
Он мне прислал письмо про его путешествие в Чердынь.
Я думаю, это будет интересно. Разрешение я у Володи спросил
на отправку тебе письма, - он дал добро. Я просил его самого отправить, но
Володя постеснялся. Вот его материалы.

Collapse )

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

 Страна бурлит, негодует, и сострадает, сочувствует, заходится от гнева и выражается свое соболезнование близким и родственникам очередных и очередных жертв разгильдяйского, …

Posted by Андрей Углицких on 12 июл 2011, 14:55

from Facebook

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

Предыдущая  часть

Страна бурлит, негодует, и сострадает, сочувствует, заходится от гнева и выражает соболезнование близким и родственникам очередных и очередных жертв разгильдяйского, преступного отношения новых хозяев жизни к жизни и здоровью остальных российских граждан ("Булгария", АН-24  приводнившийся с горящим двигателем, очередной разбившийся вертолет).
А я продолжаю писать, упорно писать  о моей Красной Вишере - городе Красновишерске Пермского края.
28.6.2011. 22.30. Стало расхожим местом называть Вишеру красавицей, но это действительно так - Вишера красавица! И становится все краше и краше. Год от года.  Потому, что деятельность бумкомбината и связанный с ней молевой сплав прекращены. И вода, и без того чистая, как слеза, стала еще в несколько раз чище. Для рыбы - абсолютное раздолье и благодать, особенно это в кайф хариусу, вишерскому хариусу, который прославил собой красавицу реку. Правда (что уж тут скрывать)  - красавицу холодную, горную, стремительную.  Причин тому много:  и  холодные родники и ключи бьющие то тут, то там, прямо из прибрежного песка, и близость уральских гор, ну, и климатическая зона конечно же... Не забывайте, что речь идет о шестидесятом градусе северной широты!

28.6.2011. Время  сьемки  22.30. Белые ночи на реке Вишере (слева: на берегу  видны много численные роднички )
Еще одной особенностью этого северного уральского городка является то, чего не в состоянии передать фотография - оглушительная, немыслимая, все заполняющая и везде проникающая ...тишина. Правда, замечаешь присутствие ее не сразу. Тишина входит в тебя незаметно, исподволь, вместе с дыханием, сердцебиением. Ты идешь, идешь с ней, с тишиной немыслимой этой, по вечернему городу, дышишь, смотришь и вдруг с какого-то момента начинаешь понимать, что что-то тут не так. Что-то необычное, не испытанное, неведомое.  Начинает беспокоить, словно бы. Ты начинаешь соображать, в чем дело, отчего так здорово, и странновато как-то. Что беспокоит, что?! И вдруг в какой-то момент понимаешь - ти-ши-на! Глубочайшая,  неслыханная тишь, разливающаяся в тебе волнами. Я впервые испытал это. Спросил об этом у сестры Елены, давней  жительницы Красновишерска. Елена смеется и жмет плечами:  не знаю, мол, не замечаю. А не замечает, потому, что привыкла. Для нее это норма. А для меня нет!  Такая вот, загогулина получается!
И наконец, последнее на сегодня: со всех точек города просматривается главное чудо - Полюдов Камень. Он виден на обоих представленных снимках, вдали, почти на горизонте: скалистый, так напомнивший Брокгаузу и Эфрону монолит памятника Петру Великому в Санкт-Петербурге! А что, похож, не правда ли? Между прочим, 527 метров в высоту, как одна копеечка! Зураб Церетели может отдохнуть пока... Да и нам пора... 

Продолжение следует 

ГЕРОИ КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжние)


начало здесь

28.06.2011. Приехали в Красновишерск вечером, часов в семь-восемь. Пока перекусили с дороги, то, да се, глядишь, а уже и десять, почти.  Выглянули в окно, а на улице-то, батюшки-святы,  светлынь! Ровно днем!  Почему? Да потому, что в Красновишерске в конце июня  - белые ночи, как и в городе Санкт-Петербурге, на широте которого он, примерно, находится. Единогласно решили светлого времени суток боле не терять и отправились на улицу, невзирая на ярость и беспардонность комаров, которых здесь много (еще одно свидетельство хорошей экологии). Моя двоюродная сестра - Елена Леонидовна Углицких повела нас по Красновишерску.


    Елена Леонидовна Углицких

Конечно же, первая остановка состоялась у городского мемориала славы. Где на мраморных досках высечены имена героических жителей Красновишерская, отдавших жизни в борьбе с фашизмом. Конечно, обратили мы внимание на обилие одинаковых фамилий. Сразу же находим среди них и "своих",  Углицких. Вот они, все одиннадцать, один к одному.  Это не самое, кстати, большое фамильное "представительство" тут. Больше всего в войну полегло Судницыных (25 человек), потом - Петровых, Ничковых и Митрофановых (по 13). Далее идут Яборовы - 12 (Иван Петрович  Яборов - Герой Советского Союза), и только потом уже "мы" - Углицких. Мне уже доводилось писать о не вернувшихся с войны Углицких в статье "Углицких в Великой Отечественной войне. Попытка воскрешения безвозвратного".  Но там речь шла обо всех безвозвратных потерях (убитых, умерших от ран, болезней, пропавших без вести) всех призванных в Красную Армию в 1941-45 Углицких. Таковых - 58.  А эти одиннадцать - это красновишерские только. То есть, без федорцовских, губдоровских, чердынских, усть-язвинских, соликамских, бахаревских, ордынских, курганских...  Все равно - много, очень много.  Земной поклон и память вечная!

продолжение следует

  

ТРАКТ КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки)

 Красновишерский  тракт - образование, надо понимать, исключительно искусственное. Он  прорублен, как некогда, окно в Европу Петром Великим  - в буквальном смысле этого слова,  топорно, прямо и просто. Почти везде прямая стрела его уходит вдаль, просматриваясь на несколько километров вперед. Повороты относительно редки.  Справа и слева от трассы - сначала кустарниковый "подшерсток", потом подлесок, далее - сплошная таежина. Впрочем, кое-где попадаются свежие гари, проплешины, старые и новые ляды, а также недавние лесопосадки.  Изредка виднеются прикрепленные к деревьям на высоте человеческого роста таблички красного цвета, на которых, даже из стремительно движущейся машины можно прочитать первое, самое верхнее слово: "Медведи!" Остальные слова на скорости не прочитываются, но они, если честно и не нужны, их просто домысливаешь сам, доходишь силами собственного воображения. Дорожное полотно хорошее, содержится аккуратно, поэтому выбоин и вымоин практически нет. Само по себе движение по Красновишерскому тракту можно считать вполне комфортным: летит навстречу дорожное полотно, выплывают, и увеличиваясь наплывают на ветровое стекло автомобиля дорожные указатели. р.Нижняя Язьва, Федорцово, Сейсмостанция. В сочетании с хорошей погодой, с каким-то фантастически синим небом (а на Западном Урале вообще, как я заметил, небо не жидко-голубое, белесо-голубоватое, как в Москве, скажем, нет, на Урале небо темно, насыщенно синее, как синька. Как впрочем, и вода в Камском море. Но - повторюсь - это только в хорошую, ясную погоду!)  все это создает атмосферу какую-то сказочную, удивительную, неповторимую. Встречные машины скорее не норма, а исключение из таковой. Все номера встреченных и попутных автомобилей 59  серии (Пермский край). Собственно, красновишерским данный тракт считать можно (да и то, лишь условно - ведь за Красновишерском еще есть и Вая, и Велс!)  после отпадения дороги на Чердынь - то есть, сразу же после губдорского поворота, но уж больно нравится мне это самое слово "Красновишерск" повторять: "Красновишерск, Красновишерск..." Еще бы - ведь, сорок лет не был!  Сорок! Даже представить страшно такую прорву времени.  А местные, кстати, "Красновишерск" очень редко говорят. Думаю, потому, что очень длинно это выговаривать: "Крас- но- ви-шерск". Целых четыре слога. Да в конце еще и три согласных подряд. Язык сломаешь!  Нет, местных не проведешь! Они говорят просто, куда проще: "Вишера, на Вишере, на Вишеру". Или, уж в самом крайнем, в самом торжественном случае: "Красная Вишера, на Красной Вишере, Красную Вишеру".   Кстати, газета местная так называется: "Красная Вишера". Но об этом - позднее.  До газеты еще доехать надо. Пока лишь Красновишерский тракт...  Тракт Красной Вишеры, храни их Господь!

(продолжение следует)

Андрей Углицких: ОТ ФЛОРЕНЦИИ ДО ВЕНЕЦИИ ОКАЗЫВАЕТСЯ ШАГ ОДИН…

 

«…Прекрасный город на р. Арно (bella Firenze) должен быть признан первостепенным очагом общей культуры. Уже папа Бонифаций VIII (в 1300 г.) называл его "квинтэссенцией миpa". По словам Ренана, Ф. после Афин больше всех сделала для истины и для красоты. "Каждая улица Ф. — целый мир искусства; ее стены — сосуд, содержащий роскошнейший цветок человеческого гения; этот город — драгоценнейший алмаз в диадеме, которой украсил землю итальянский народ" (Leo, "Geschichte d. italienis chen Staaten")…»
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона

Выехали рано. От Римини до Флоренции километров 150. Может, больше. Да еще по горным дорогам, через тоннели, прогрызенные землеройной техникой в Апениннах, глубокие, как дырки в сыре. Дремали в мягких креслах, разглядывая плывущие за автобусными окнами кипарисные и прочие укачивающие пейзажи, внимая рассказам экскурсовода Натальи о Пармезане и одноименном сыре, обо всех этих «Феррари», «Ламборджини» и «Бугатти», производимых неподалеку, о макаронах, а также о соусах к ним, о тупизме итальянского телевидения, по которому день-деньской идут бесконечные ток-шоу, об особенностях национального характера итальянцев, в свете склонности последних к словоговорению. Мы и не заметили, как пересекли, подобно Юлию Цезарю в 44 году до н.э., уже не существующий в природе, окончательно пересохший, Рубикон. Но мы-то «перешагнули» его, шагнув внутрь экскурсионного автобуса, следующего тем ранним сентябрьским утром из Римини во Флоренцию.
«Флоренция (итал. Firenze, прежде Fiorenza, лат. Florentia — "цветущий город") — главный город провинции Ф., до 1859 г. главный город Тосканского великого герцогства, с 1865 до 1871 г. столица Итальянского королевства, под 43°46' с. ш. и 11°17' в. д. от Гринвича, на высоте, в среднем, 51,8 м, в долине по обоим берегам реки Арно, который в этом месте сжат двумя запрудами (pescaje), имеет от 120 до 160 м ширины и делит город на 2 части. Северная часть города окружена отрогами Апеннинских гор. Ф. после Милана и Турина — самый чистый и опрятный из больших городов Италии. Климатические условия во Ф. в общем довольно благоприятны для здоровья; только для страдающих грудными болезнями пребывание здесь может представлять некоторую опасность ввиду частых и довольно резких изменений в температуре. Средняя температура в январе 5°, в июле 25,1°; средняя годовая температура 14,6° Ц. Жителей в 1881 г. было 169001, в феврале 1901 г. — 204950 челов. Ф., нередко называемая "la bella" (красивая) и "la gentile" (прелестная), давно заслужившая имя "итальянских Афин", значительно увеличилась после срытия (с 1859 г.) городских стен на протяжении почти 10 км. Из девяти сохранившихся городских ворот выдаются Порта алла Кроче (построенная в 1330 г.), Порта Сан Галло (в 1284 г.) с фресками Гирландайо, Порта Романа (построенная в 1328 г. Джакопо Орканья), Порта Сан Фредиано (1324) и Порта Сан Миниато. Две цитадели: меньшая — Бельведере, на самом высоком пункте города; большая — Форте ди Сан-Джованни-Баттиста, в центре города. Вдоль обоих берегов реки набережная, так назыв. Лунгарно. Через р. Арно перекинуто шесть мостов, из которых самый древний Понте алле Грацие, построенный в 1237 г. Трехарочный "Старый мост" (Понте-Веккио), уцелевший еще от римского времени, с лавками золотых дел мастеров, был перестроен в 1362 г., Понте-Санта-Тринита — в 1467 г. Частью очень узкие и из-за выдающихся крыш домов полутемные улицы Ф., вымощенные с 1237 г. кирпичами, а позднее каменными плитами, в настоящее время во многих местах уже расширены. Проложенная на месте прежних укреплений широкая улица Виале-деи-Колли опоясывает лежащую на сев. берегу р. Арно часть города…» Брокгауз и Эфрон.
...Мы – это группа российских врачей, волею судеб приземлившихся на самой возвышенной части «икры» изящного италиянского «сапога» – на берегу Адриатики, в городе славном 34 километрами роскошных песчаных пляжей, населенном пункте воспетом и запечатленном в знаменитой картине «Амаркорд» (1974) Федерико Феллини, тутошнем уроженце, кстати, и развалинами древнего амфитеатра, древнем Ариминуме. Впрочем, о городе Римини, этом экс-Ариминуме, я еще, бог даст, расскажу, а пока мы мчались, катились, неслись, ощущая как у нас закладывает уши, по-самолетному, потому что мы набираем и набираем высоту, наматывая кольца серпантина на колеса нашего временного самобеглого пристанища, то погружаясь во мрак тоннелей, то – выкатываясь на неяркое уже, осеннее, и от того кажущееся еще более прекрасным солнца, медленно восходящего в зенит прекрасного утра… Утра, в которое мы выехали из Римини во Флоренцию…
Флоренция открылась через три с половиной часа: показалась мутная зеленоватая Арно, замелькали за окнами автобуса городские кварталы, зеленые скверы…

Странное, все таки, ощущение: шагнуть из двадцать первого века сразу в средневековье, едва выйдя из автобуса ощутить себя сопричастным к истории Италии… Не буду описывать и перечислять все уведенное – все это уже тысячекратно и миллионнократно описано и рассказано другими, куда как более опытными и осведомленными рассказчиками. Позволю себе лишь пару лирических отступлений общего свойства.
… Вначале всем известный факт: Возрождение – это, прежде всего и в первую очередь, Флоренция: Данте, Петрарка, Боккаччо, Микеланджело, Рафаэль, Андрей Пизанский, Боттичелли, Леонардо да Винчи…
Данный список можно расширять и расширять: Никколо Никколи, Леонардо Бруни, Амброджо Траверсари, Карло Марсуппини, Джанноццо Маннетти, Поджо Браччолини, Джотто и так далее…
Почему?
Может быть, места здесь такие уж наособицу тихие, природа столь бесконфликтна - тишь да гладь да Божья благодать, что называется? Вот гении, как грибы после дождя и...
Отнюдь!
Арно - речушка тамошняя, как дура взбалмошная - тихая-тихая, а как начнет разливаться, коль пойдет, заполошная, вразнос - так, хоть святых выноси!
Да и местность здесь, мягко говоря, гористая, а значит - сейсмоопасная...
Возможно, тосканцы, жители коренные, аборигены, смирением особым своим, бесконфликностью, мягкостью нравов особенной, выслужили, таки, милость небесную эту?
Ничуть не бывало - опять же мимо: характер тосканский, как говорится, не приведи Господи, что называется - строптивые, злопамятные, воинственные. Бузить - любимейшее их занятие. Они и Данте, кстати, в свое время, взашей из Флоренции вытолкали.... И ювелиров своих знаменитых не раз и не два смертно обижали...
Тогда в чем же дело?
Почто же именно Флоренции честь-то такая?
А ларчик, между тем, как мне кажется, просто открывается...
На мой взгляд, дело, прежде всего – в инстинкте самосохранения...
Ибо одной из сил эволюции, движителем прогресса является, в том числе, преодоление, борьба за выживание. Отдельного человека, семьи, рода, клана, народа, вида, популяции в целом, и так далее. При этом, чем больше неблагоприятных факторов, чем острее вызовы времени, тем к большим усилиям и изощрениям приходиться прибегать, чтобы нейтрализовать негатив, нивелировать, сгладить последствия агрессии. Любого генеза, неважно и равно - природного ли (наводнения, землетрясения), социального ли (войны, эпидемии, пожары), финансового (дефолты, массовое разорения)... В любом случае необходимы адекватные ответные действия. Либо они находятся, либо… А это, в свою очередь, неизбежно накладывает отпечаток на характер, менталитет рода, народа, населения. Жестокие времена порождают жесткие нравы. Выживают самые стойкие, способные к адаптации народы и иные человеческие сообщества, воспитавшие, развившие в себе такие качества, как целеустремленность, умение противостоять неблагоприятным внешним обстоятельствам, доказавшие живучесть на деле, а не на словах. Стоит ли удивляться тому, что именно среди этих народов-"невезунчиков" с большей, нежели в иных человеческих социумах, сообществах, частотой нет-нет, да и появляются индивидуумы, сполна наделенные, отмеченные выдающимися качествами? Те, что и видят дальше, и способны, образно говоря, время свое коварное хоть на полкорпуса обогнать, обвести вокруг пальца, что называется, судьбу своенравную, как река Арно?
Вероятно, такая вот вещь и приключилась с Флоренцией, нашей любезной...
Впрочем, не только с ней одной:  в свете вышесказанного, мне представляется отнюдь не случайным, что почти одновременно с флорентийским, возник, сформировался острый возрожденческий "очаг" еще и на территории Венеции. Венеции, возникшей в экстремальной ситуации, как вызов ордам варваров, сметавшим с лица земли континентальные итальянские города. Вынуждавших людей уйти жить в море, обосновавшись на недоступных врагу, заболоченных, обреченных всеми штормами и пораженных всеми маляриями на свете островах и островках Адриатики...
А вы полагали, господа, что характер народа, менталитет, ровным счетом ничегошеньки не значит?

…Не исключено, что дело еще и в меценатстве… Меценатов во Флоренции всегда было с избытком. Помимо, всем известного, семейства Медичи — Аччайоли, Перуцци, Строцци, Барди, Руччелаи, Торнабуони, Мартелли, Питти и т. д. И наш Демидов, кстати, тоже…
…На обратном пути, экскурсовод попыталась было транслировать по автобусному телеканалу фильм о Флоренции («Парфюмер», кажется), но вот мистика – не пошел, родимый. Пришлось смотреть «Укрощение строптивого» с Андриано Челентано и Орнеллой Мути в главных ролях…