Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Путешествие на Полюдов Камень

В канун Старого Нового Года несколько прекрасных фото из альбома Алексея Казанцева о восхождении на Полюдов Камень 4.1.2017 года. Адрес для желающих познакомиться с полной версией путешествия здесь: https://ok.ru/profile/557405655984/album/850541731248/850541799344
Полюдов Камень одна из самых ярких достопримечательностей Вишеры. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%BE%D0%B2_%D0%9A%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8C





Шолоховская энциклопедия, первый взгляд

Не прошло и 12 лет (от замысла до реального воплощения) как вышла, явила себя миру:

Шолоховская энциклопедия   002

Вот такая серьезная (1216 страниц):

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 003

Вся -вся о первом советском лауреате Нобелевской премии:

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 004

Михаиле Александровиче Шолохове, да будет славно имя его вовеки веков и присно!

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 005

И вот Шолоховская энциклопедия вышла, увидела свет...
Что доброго о ней можно сказать?
Во-первых то, что книга  эта не только добрая, но и умная  (114 авторов из Москвы, Подольска, Германии, Ростова на Дону, Ульяновска, Риги, Раменского, США, Сургута, Ярославля, Улан-Удэ, Вильнюса, Борисоглебска, Тамбова, Белгорода):

Шолоховская энциклопедия  29.6.2013 007

Во-вторых, что издание основательное, серьезное:

Шолоховская энциклопедия

Главный редактор издания Ю.А.Дворяшин.
Вступительное слово написал М.М.Шолохов.
А издал книгу издательский Дом "Синергия", все ее 1216 страниц и огромное количество иллюстраций.

Редакционная коллегия издания:

Дворяшин Юрий Александрович - главный редактор, председатель.
Бессмертных Эрнст Александрович - руководитель проекта, издатель.
Шолохов Александр Михайлович - заместитель председателя.
Басов Юрий Вениаминович - главный художник.


Члены редколлегии:

Агафонов Алексей Андреевич
Бондарев Юрий Васильевич
Васильев Сергей Анатольевич
Воронцова Галина Николаевна
Ганичев Валерий Николаевич
Ковалева Наталья Анатольевна
Корниенко НАталья Васильевна
Костин Евгений Александрович
Кузнецов Феликс Феодосьевич
Нечаев Владимир Дмитриевич
Осипова Татьяна Осиповна
Поль Дмитрий Владимирович
Разогреева Людмила Петровна
Савенкова Людмила Борисовна
Шолохов Михаил Михайлович
Шолохова Мария Михайловна
Шолохова Светлана Михайловна



В третьих, то, что и я, грешный, поучаствовал в создании этой замечательной книги, написав для нее 21 статью, а именно:

Александрова Вера Александровна (1895-1966)
Асеев Николай Николаевич (1889-1963)
Балыков Санжа Басанович (1895-1943)
Бараташвили Николоз Мелитонович (1817-1845)
Васильева Лариса Николаевна
Верёвкин Иван Филиппович (? - 1988)
Евтушенко Евгений Александрович
Кетлинская Вера Казимировна (1906-1976)
Колосов Марк Борисович (1904-1982)
Котов Анатолий Константинович (1909-1956)
Накоряков Николай Никандрович (1881-1970)
Пишенина Любовь Ефимовна (1914- ?)
Поповкин Евгений Ефимович (1907-1968)
Прокофьев Александр Андреевич (1900-1971)
Сейфуллина Лидия Николаевна (1889-1954)
Серебровская Елена Павловна (1915-2003)
Софронов Анатолий Владимирович (1911-1990)
Тихонов Николай Семенович (1896-1979)
Федоровский Федор Федорович (1883-1955)
Черкасов Алексей Тимофеевич (1915-1973)
Шкапа Илья Самсонович (1898-1993).

Что еще три моих статьи по разным причинам  и обстоятельствам не вошли в окончательный текст издания:

Давиташвили Михаил Даниелович
Кожевников Вадим Михайлович (1909-1956)
Федоренко Николай Тимофеевич (1912-2000)

Что продается красота и мощь вся эта в знаменитом  московском книжном магазине Библиоглобус.
Что  еще была она презентована в Вешенской, в рамках "Шолоховской весны" http://www.youtube.com/watch?v=eEAWOJLYLAw&feature=share, а также в городе Вильнюсе, столице братской Литвы: http://news.mail.ru/society/13452140/?social=fb

Владимир Трефилов. Письмо 2. Раскулачивание в Удмуртии.

Недавно при посредстве моего старинного товарища, поэта, прозаика, литкритика из Ижевска Александра Мартьянова, мной был опубликован текст Владимира Трефилова о его путешествии в старинный город Чердынь http://klavdii1955.livejournal.com/186112.html

Но история на этом не закончилась. Сегодня мной получено было сообщение от самого Владимира Трефилова. Публикую его: 


Collapse )



Владимир Трефилов и его Чердынь, Ныроб и Выльгорт.

Вот что написал замечательный товарищ мой, поэт Александр Мартьянов из Удмуртии:  
"Андрей, ты через Закирову знаком с Володей Трефиловым.
Он мне прислал письмо про его путешествие в Чердынь.
Я думаю, это будет интересно. Разрешение я у Володи спросил
на отправку тебе письма, - он дал добро. Я просил его самого отправить, но
Володя постеснялся. Вот его материалы.

Collapse )

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

 Страна бурлит, негодует, и сострадает, сочувствует, заходится от гнева и выражается свое соболезнование близким и родственникам очередных и очередных жертв разгильдяйского, …

Posted by Андрей Углицких on 12 июл 2011, 14:55

from Facebook

ТИШИНА КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжение)

Предыдущая  часть

Страна бурлит, негодует, и сострадает, сочувствует, заходится от гнева и выражает соболезнование близким и родственникам очередных и очередных жертв разгильдяйского, преступного отношения новых хозяев жизни к жизни и здоровью остальных российских граждан ("Булгария", АН-24  приводнившийся с горящим двигателем, очередной разбившийся вертолет).
А я продолжаю писать, упорно писать  о моей Красной Вишере - городе Красновишерске Пермского края.
28.6.2011. 22.30. Стало расхожим местом называть Вишеру красавицей, но это действительно так - Вишера красавица! И становится все краше и краше. Год от года.  Потому, что деятельность бумкомбината и связанный с ней молевой сплав прекращены. И вода, и без того чистая, как слеза, стала еще в несколько раз чище. Для рыбы - абсолютное раздолье и благодать, особенно это в кайф хариусу, вишерскому хариусу, который прославил собой красавицу реку. Правда (что уж тут скрывать)  - красавицу холодную, горную, стремительную.  Причин тому много:  и  холодные родники и ключи бьющие то тут, то там, прямо из прибрежного песка, и близость уральских гор, ну, и климатическая зона конечно же... Не забывайте, что речь идет о шестидесятом градусе северной широты!

28.6.2011. Время  сьемки  22.30. Белые ночи на реке Вишере (слева: на берегу  видны много численные роднички )
Еще одной особенностью этого северного уральского городка является то, чего не в состоянии передать фотография - оглушительная, немыслимая, все заполняющая и везде проникающая ...тишина. Правда, замечаешь присутствие ее не сразу. Тишина входит в тебя незаметно, исподволь, вместе с дыханием, сердцебиением. Ты идешь, идешь с ней, с тишиной немыслимой этой, по вечернему городу, дышишь, смотришь и вдруг с какого-то момента начинаешь понимать, что что-то тут не так. Что-то необычное, не испытанное, неведомое.  Начинает беспокоить, словно бы. Ты начинаешь соображать, в чем дело, отчего так здорово, и странновато как-то. Что беспокоит, что?! И вдруг в какой-то момент понимаешь - ти-ши-на! Глубочайшая,  неслыханная тишь, разливающаяся в тебе волнами. Я впервые испытал это. Спросил об этом у сестры Елены, давней  жительницы Красновишерска. Елена смеется и жмет плечами:  не знаю, мол, не замечаю. А не замечает, потому, что привыкла. Для нее это норма. А для меня нет!  Такая вот, загогулина получается!
И наконец, последнее на сегодня: со всех точек города просматривается главное чудо - Полюдов Камень. Он виден на обоих представленных снимках, вдали, почти на горизонте: скалистый, так напомнивший Брокгаузу и Эфрону монолит памятника Петру Великому в Санкт-Петербурге! А что, похож, не правда ли? Между прочим, 527 метров в высоту, как одна копеечка! Зураб Церетели может отдохнуть пока... Да и нам пора... 

Продолжение следует 

ГЕРОИ КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки, продолжние)


начало здесь

28.06.2011. Приехали в Красновишерск вечером, часов в семь-восемь. Пока перекусили с дороги, то, да се, глядишь, а уже и десять, почти.  Выглянули в окно, а на улице-то, батюшки-святы,  светлынь! Ровно днем!  Почему? Да потому, что в Красновишерске в конце июня  - белые ночи, как и в городе Санкт-Петербурге, на широте которого он, примерно, находится. Единогласно решили светлого времени суток боле не терять и отправились на улицу, невзирая на ярость и беспардонность комаров, которых здесь много (еще одно свидетельство хорошей экологии). Моя двоюродная сестра - Елена Леонидовна Углицких повела нас по Красновишерску.


    Елена Леонидовна Углицких

Конечно же, первая остановка состоялась у городского мемориала славы. Где на мраморных досках высечены имена героических жителей Красновишерская, отдавших жизни в борьбе с фашизмом. Конечно, обратили мы внимание на обилие одинаковых фамилий. Сразу же находим среди них и "своих",  Углицких. Вот они, все одиннадцать, один к одному.  Это не самое, кстати, большое фамильное "представительство" тут. Больше всего в войну полегло Судницыных (25 человек), потом - Петровых, Ничковых и Митрофановых (по 13). Далее идут Яборовы - 12 (Иван Петрович  Яборов - Герой Советского Союза), и только потом уже "мы" - Углицких. Мне уже доводилось писать о не вернувшихся с войны Углицких в статье "Углицких в Великой Отечественной войне. Попытка воскрешения безвозвратного".  Но там речь шла обо всех безвозвратных потерях (убитых, умерших от ран, болезней, пропавших без вести) всех призванных в Красную Армию в 1941-45 Углицких. Таковых - 58.  А эти одиннадцать - это красновишерские только. То есть, без федорцовских, губдоровских, чердынских, усть-язвинских, соликамских, бахаревских, ордынских, курганских...  Все равно - много, очень много.  Земной поклон и память вечная!

продолжение следует

  

ТРАКТ КРАСНОЙ ВИШЕРЫ (путевые заметки)

 Красновишерский  тракт - образование, надо понимать, исключительно искусственное. Он  прорублен, как некогда, окно в Европу Петром Великим  - в буквальном смысле этого слова,  топорно, прямо и просто. Почти везде прямая стрела его уходит вдаль, просматриваясь на несколько километров вперед. Повороты относительно редки.  Справа и слева от трассы - сначала кустарниковый "подшерсток", потом подлесок, далее - сплошная таежина. Впрочем, кое-где попадаются свежие гари, проплешины, старые и новые ляды, а также недавние лесопосадки.  Изредка виднеются прикрепленные к деревьям на высоте человеческого роста таблички красного цвета, на которых, даже из стремительно движущейся машины можно прочитать первое, самое верхнее слово: "Медведи!" Остальные слова на скорости не прочитываются, но они, если честно и не нужны, их просто домысливаешь сам, доходишь силами собственного воображения. Дорожное полотно хорошее, содержится аккуратно, поэтому выбоин и вымоин практически нет. Само по себе движение по Красновишерскому тракту можно считать вполне комфортным: летит навстречу дорожное полотно, выплывают, и увеличиваясь наплывают на ветровое стекло автомобиля дорожные указатели. р.Нижняя Язьва, Федорцово, Сейсмостанция. В сочетании с хорошей погодой, с каким-то фантастически синим небом (а на Западном Урале вообще, как я заметил, небо не жидко-голубое, белесо-голубоватое, как в Москве, скажем, нет, на Урале небо темно, насыщенно синее, как синька. Как впрочем, и вода в Камском море. Но - повторюсь - это только в хорошую, ясную погоду!)  все это создает атмосферу какую-то сказочную, удивительную, неповторимую. Встречные машины скорее не норма, а исключение из таковой. Все номера встреченных и попутных автомобилей 59  серии (Пермский край). Собственно, красновишерским данный тракт считать можно (да и то, лишь условно - ведь за Красновишерском еще есть и Вая, и Велс!)  после отпадения дороги на Чердынь - то есть, сразу же после губдорского поворота, но уж больно нравится мне это самое слово "Красновишерск" повторять: "Красновишерск, Красновишерск..." Еще бы - ведь, сорок лет не был!  Сорок! Даже представить страшно такую прорву времени.  А местные, кстати, "Красновишерск" очень редко говорят. Думаю, потому, что очень длинно это выговаривать: "Крас- но- ви-шерск". Целых четыре слога. Да в конце еще и три согласных подряд. Язык сломаешь!  Нет, местных не проведешь! Они говорят просто, куда проще: "Вишера, на Вишере, на Вишеру". Или, уж в самом крайнем, в самом торжественном случае: "Красная Вишера, на Красной Вишере, Красную Вишеру".   Кстати, газета местная так называется: "Красная Вишера". Но об этом - позднее.  До газеты еще доехать надо. Пока лишь Красновишерский тракт...  Тракт Красной Вишеры, храни их Господь!

(продолжение следует)

Андрей Углицких. ДОНСКОЙ МОНАСТЫРЬ. ЧААДАЕВ.

 

Б.Н.Тарасову

Сквозь ливень апрельский ходил к Чаадаеву...
Все - так же, и в тот же - в Донской...
- Петр Яковлевич! Вы, наверно, не чаяли
Погоды сегодня такой?..

...Как к светлому другу... Опять - к Чаадаеву!
На солнце надеясь вотще,
Такой же, как он в этом мире, нечаянный,
В распахнутом настежь плаще...

А ливень - то мехом искрил горностаевым,
То - таял пасхальной смолой...
...Я думал о том, что скажу Чаадаеву
Апрельской сырой полумглой...

О том ли, что не совершенны религии?
Что все на земле знатоки многоликие
Души человечьей (Господь им судья!)
Не стоят и струйки живого дождя?

Что ни справедливости, ни процветания
Никак не взойдут семена
В родной стороне, несмотря на старания,
Хоть в этом - не наша вина...

Что дважды уже мы, без явного поводу
Сменили общественный строй,
Но с теми же ходим всё вёдрами по воду,
И стынем над той же дырой?

Что общими силами ополовинена
Большая, когда-то, страна
Что все до единого в этом повинны мы
Хоть в этом не наша вина...

Что та же в нас склонность к руке государевой,
Холопья покорность бичу?..

...Стою над могилою я чаадаевой
И, как онемевший, молчу...

Андрей Углицких.  Из третьей книги стихотворений "Лист ожидания"



 

Андрей Углицких: ПОЕЗДКА В ЧАС ПИК


Порой интересно наблюдать за людьми. Когда те невольно участвуют в какой-нибудь ролевой игре. Например, «поездка в метро». Вы, конечно же, скажете, что такой игры не существует. Но это не так. И игра такая есть, хотя это и не игра вовсе, а жизнь. Итак, «поездка в метро». Впрочем, задачу можно было бы еще более усложнить. Может быть, вот так: «поездка в метро в час пик»…

Хорошо известно, что мы все вынуждены передвигаться, и, стало быть, пользоваться транспортом, в том числе, и общественным. Например, метрополитеном. Теперь о самой игре. Она состоит из трех таймов, периодов, этапов, назовите, как хотите: вход в общественный транспорт, проезд, и выход. На каждом из этих отрезков жизни ролевые задачи потенциальных пользователей подземки диаметрально противоположны.

Этап входа. Девиз этапа: «все враги». Это действительно так. Все стоящие возле вас на платформе и ожидающие прибытия состава люди ваши конкуренты. На лучшее место в вагоне. Просто на место в вагоне, на которое претендуете и вы. В своих голубых мечтах.

Поэтому и стоят люди в напряженными лицами, пристально всматриваясь в черный зрачок тоннеля, из которого вот-вот и должен появится долгожданное транспортное средство. Оттого и переминаются они с ноги на ногу, разминая, как застоявшиеся кони, свои боевые икроножные мышцы, потому и меняют периодически диспозицию, норовя так встать, чтобы в самый ответственный момент, в минуту «Ч», оказаться как можно ближе к заветным вагонным…, выкраивая сантиметры и миллиметры жизненного пространства, затем и жмутся к самому краю страшного обрыва платформы, рискуя своим подорванным здоровьем и даже жизнью. При этом старожилы, так сказать, метрополитена, местные аборигены оказываются в заведомо более выигрышном положении. Им все полегче: они уверенно и легко занимают ключевые, правильные, проверенные временем точки на платформе, опираясь на выверенные, известные лишь им одним на свете ориентиры и метки. Приезжим же и новичкам, сиречь, лохам сущее горе! Тем, как правило, достаются самые безнадежные, «отстойные» отрезки платформы. Впрочем, лохануться могут и убеленные сединами аборигены. Ибо посадка это всегда сугубая лотерея, ибо машинист со зла, с похмела, или же по недалекости своей, всегда может «перемешать» по своему произволу людскую колоду, сделать аутсайдеров посадки абсолютными лидерами, и наоборот. Для этого ему достаточно лишь «продернуть» вагон на несколько десятков сантиметров вправо или влево. От привычного остановочного «фокуса». И тогда пиши пропало! Вся сложнейшая подготовительная работа идет насмарку. Вместо легкой посадки, в числе первых пятнадцати-двадцати счастливцев, которым по статусу положены бонусные посадочные места, тяжелое, надсадное, унижающее человеческое достоинство втискивание, вкручивание, ввинчивание в сопящее, отталкивающее друг друга, человеческое месиво с непредсказуемыми последствиями, и как закономерный итог: оторванные пуговицы, обрушенное с утра настроение и стояние на своих двоих всю поездку…

Этап проезда.

На этом этапе ролевое поведение путешествующих в подземке будет зависеть от того, в какую группу игроков они угодили занявших сидячие места или обделенных таковыми. Задача игроков второй группы как можно быстрее перейти в первую, задача игроков первой не оказаться во второй. До самого конца поездки. Ни при каких обстоятельствах. Места уступаются только в самых отчаянных, крайних случаях. Дабы избежать участи «добровольного» уступления своего кровного, добытого с такими трудностями, места игроки первой группы прибегают к ряду игровых хитростей, основными из которых являются роли «глухих» и «слепых». Иными словами, они делают вид, что спят, чтобы не слышать или читают, что не видеть. Однако за долгие годы борьбы за существования, игроки второй группы также кое-чему научились. Иногда срабатывают простые и грубые приемы прямого обращения к игроку первой группы. С демонстрацией абсолютной старческой немощи или малолетнего ребенка на руках. Если кто дрогнет: прозреет или обретет слух, не дай Бог! туда ему и дорога!

Этап выхода. Этот замечательном отрезок ролевой игры вполне можно охарактеризовать словами: «все друзья». А что еще делить? Поездка близится к завершению, пора и о выходе подумать. На этом этапе легко уступаются места, возвращается активный слух и зрение, в душах игроков первой группы просыпается сострадание и сочувствие, словом, человечность…

Интересно, интересно порой наблюдать за поведением людей в метро…