Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Вебинар "Фрезениус Каби" по проблематике искусственного питания

Отрадно, что дистанционное обучение, повышение квалификации становится все более и более распространенным в нашей стране. Очередной позитивный пример такой формы научного соообщения - вебинар по парентеральному и энтеральному питанию, проведенный компанией "Фрезениус Каби". Несмотря на небольшие проблемы с озвучанием, получился заинтересованный разговор об одной из самых актуальных проблем ОРИТ - питании пациентов в раннем постагрессивном периоде. На большинство поставленных участниками вебинара вопросов были даны честные ответы. Удалось поучаствовать в этом важном мероприятии и мне. Спасибо организаторам. В заключение - несколько скриншотов:


Антология Геннадия Красникова "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..."

Красников Г.Н. "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..." Классики и современники о русском языке. Антология

Увидела свет антология Геннадия Красникова "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..." Классики и современники о русском языке. Антология.

В Антологии дается широкая культурологическая картина, в которой злободневная тема защиты русского языка и любви к русскому слову (и культуры в целом!) разворачивается на протяжении четырех веков (XVIII, XIX, XX и теперь уже XXI века!)... Здесь впервые собраны в наиболее полном объеме не только известные,но и малознакомые  высказывания о русском языке поэтов, прозаиков, лингвистов, филологов, фольклористов, педагогов, философов, богословов, ученых, педагогов.
Раздел "Отечество Пушкина в опасности" посвящен современной школе и образованию, связан с преподаванием русского языка и литературы, с новой системой сдачи экзаменов, что особенно актуально сегодня, когда проблема языка выходит на уровень проблемы национальной безопасности.
Если раньше любителям поэзии были знакомы только знаменитые стихи о слове и русском языке Ив. Бунина, Н. Гумилева, А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Я. Смелякова, то с появлением этой Аналогии впервые в художественный оборот вводится максимально полный свод стихотворений о русском языке за четыре века.
Антология является не только  познавательным и увлекательным чтением для всех любителей отечественной словесности, но и большим подспорьем в работе для учащихся и педагогов вузов, для тех, кто хочет узнать секреты писательского мастерства, владения художественной и ораторской речью.

Год выпуска: 2013 г.
Количество страниц: 960 стр.
Формат: 70х100 1/16
ISBN: 978-5-4444-0497-3


http://www.labirint.ru/books/377351/, http://www.politkniga.ru/index.php?productID=4593

Копылов - молодожен и Ищенко, спасающий ...негра в пермском трамвае...

В продолжение предыдущего поста: 
Еще фото из Перми 1972-73 года. Первое из них со свадьбы Сергея Копылова, который женился первым у нас на курсе. Случилось это на втором курсе, то есть, зимой 1973... Перед нами одно из первых свадебных фото первоокольцованного счастливца. Спиной к нам (и - лицом к жениху, соответственно) староста нашей группы Володя Лундин. Справа от него за ним, получается,  Галя Храмцова и Елена Трутнева (если не ошибаюсь, конечно же). А прямо за спиной С.Копылова явственно виден Володя Машковцев. Обращает на себя внимание, что народ почти весь упорно смотрит вниз, словно бы разглядывая что-то лежащее на полу (уж не знаю и что - может, монету редкую, а возможно и ...что и человека какого, изрядно перебравшего...).  Но - надеюсь, не меня, хотя, и я, конечно же  где-то тут, совсем поблизости и я (и надеюсь, что еще не слишком пьяный).

 

А вот еще один любопытнейший герой моей студенческой Перми - Александр Ищенко. Этакая гремучая смесь Чичикова, Остапа Бендера и Эрнеста Че Гевары. Саша учился на курс младше, но был настолько обаятельным и общительным, что везде был любимым и своим. Вспоминается такой эпизод ( когда Володя Машковцев и Сергей Копылов отстали от меня на курс и учились уже вместе с А.Ищенко): 
...Занятие в детской клинике. Примерно в середине занятия дверь неожиданно открывается и в помещении появляется Александр без сменной обуви, и при это еще и в ...одном носке. Обьясняя потрясенному преподавателю причину столь длительного опоздания на занятие, Ищенко сообщил, что он все эти два часа оказывал неотложную медицинскую помощь ...негру, потерявшему сознание в трамвае (юмор в том, что Пермь тех лет - абсолютно закрытый для иностранцев литерный оборонный город). А в конце добавил: "Иван Иванович, а Вы, кстати, знаете, что у Машковцева (Ищенко показал преподавателю рукой на Володю) отец - генерал-майор?". Все засмеялись. Обстановка разрядилась и Ищенко получил разрешение присутствовать на занятии. Прошло минут десять. Неожиданно преподаватель остановился на середине фразы и обращаясь к В.Машковцеву (преодолевая смущение и некую уважительную робость) спросил: "А что, Машковцев, у Вас и впрямь отец  -  генерал-майор?". Машковцев (отец которого был на самом-то деле "всего лишь" полковником и служил в Северо-Западной группе советских войск в польском городе Легница) с возмущением отозвался: "Иван Иванович, неужели Вы верите Ищенко?!"  И оба (преподаватель и Машковцев) не сговариваясь выразительно посмотрели на любителя присвистнуть: "Ну, И-щ-е-н-к-о!!!"
Такой вот персонаж...
Ныне Александр живет в соседнем государстве, незалежней Украине, служит педиатром, давно уже бросил пить,  жалуется на сильные боли в ногах и, будучи в столице проездом, обязательно заходит в один знаменитый московский военный госпиталь в котором служит теперь  его мединститутский однокашник  Владимир Сергеевич  Машковцев, ныне заслуженный военный медик, полковник медицинской службы запаса, воин-интернационалист, участник трех войн (Ангола, Чечня, Югославия),  кавалер нескольких уважаемых правительственных наград, в том числе и Ордена Почета...  Но это уже другая история...
 


ЗЫ: Сам же Саша Ищенко по поводу данной фотографии уточняет следующее: "Андрей, привет! Самое интересное, что когда я закусывал тем бутербродом с майонезом напротив сидел Ахма  (Ахма - это наш сокурсник Александр Ахмадеев - А.У.) и пил "Волжское" из горла (Волжское - это сорт низкопробного вина, бормотухи, за 1 руб. 27 копеек 0,5 литра, если кто-то уже забыл - А.У. ). Была еще более обзорная фотография, где мы видны оба. Это на моей квартире на компросе было. Кто фоткал - не помню..." 

ЗИНАИДА ПЕТРОВНА, УЧИТЕЛЬ МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ.

В одном из тысяч блокнотов, блокнотиков, начатых, исписанных наполовину, на треть, на четверть, и, в свое время  - затерявшихся в необъятных недрах квартиры путем  закатывания, заваливания, проваливания в тартарары, а потом - совершенно случайно снова обретенных, вновь открытых, найденных невзначай, где-нибудь, под диваном, за батареей, между подоконником и стенкой  - нашлась, отыскалась неожиданно  запись эта в два исписанных карандашом листочка. Озаглавленная "Зинаида Петровна".    
Collapse )

Об Алексее Ерофееве, Валамазе, Мигеле де Унамуно, Хосе Ортеге-и-Гассете и о многом другом...

Получил письмо от своего знакомого. От Алексея Николаевича Ерофеева. Алексей Ерофеев возле студенческого общежития ГППИ, 2006
Вот его фрагмент: "Посёлок Валамаз, где я в данный момент работаю учителем русского языка и литературы,  расположен в глубине волго-вятских лесов, вдали от села Красногорского, которое является центром одного из самых северных районов Удмуртской республики, граничащего с Кировской областью. Вроде бы совсем недавно в этих местах вовсю кипела жизнь; в посёлке работал стеклозавод, построенный ещё в девятнадцатом веке, предприятие по производству лыж, филиал Игринской обувной фабрики, две пилорамы и лесопункт. В двух клубах (заводском и поселковом) проходили культурные мероприятия, в двух школах учились дети, в двух детских садах воспитывали дошкольников. Пришла эпоха перестройки. Благодаря (конечно, в кавычках) неразумной приватизации два предприятия (филиал обувной фабрики и стеклозавод) остановились навсегда, лыжная база тоже долгое время не работала, потом её возродили уже в начале XXI века, и к тому же пришлось закрыть одну пилораму. Посёлок начал медленно вымирать – к концу XX столетия от прежних пяти тысяч населения осталась всего одна тысяча жителей. Но, продолжая своё постепенное вымирание, посёлок всё-таки ещё живёт – рождаются дети, работает школа, растёт молодёжь, которая иногда не только пьёт и гуляет, но и успевает, и занять место старших на лыжной базе и на пилораме и произвести на свет детей. А школьники пишут очень хорошие, изумительные и талантливые стихи. И именно об этих стихах далее пойдёт речь..." Далее Алексей Николаевич, как постоянный  автор "Журнала литературной критики и словесности", который я несколько лет "веду" по бурному интернет-морю, предложил для публикации в "ЖЛКиС" стихи своих учеников. Дело тут не в стихах... Стихи у юных валамазцев пока не самые совершенные.  Дело, по-моему, в самом Алексее Николаевиче Ерофееве. Я познакомился с ним в ходе своего выезда в город Глазов, что в Удмуртии, в 2006 году. Студент филологического факультета Глазовского пединститута, литератор, поэт, прозаик, КВНщик, компьютерщик, дискотечник... Молодой совсем человек...  И вот - это уже не городской богемный мальчик, а учитель, да не просто учитель, а Учитель Русского Языка и Литературы, да не абы где, а в самой удмуртской глубинке, в поселке Валамаз! УЧИТЕЛЬ!   И поневоле потянулись длинные, как нити канители на рождественской елке, аналогии и сопоставления...
В конце девятнадцатого века Испания, потерпев поражение в войне с США, потеряла последние колонии в Новом Свете. Наверное, настроения тех испанцев, всю глубину позора, унижения, через который прошли тогда гордые иберийцы, можно сравнить с нашими переживаниями, связанными с событиями 90-х годов XX века. Рухнула Империя. Хаос и бардак, ощущения, едва ли не конца света, обида и горечь за свою прекрасную родину, наверное, так же одолевали тогда и испанцев... Выход? Что делать? Каким образом выйти из ситуации - вот вопросы, которые остро встали Хосе Ортега-и-Гассетперед  молодежью тамошней... И тогда испанские мальчики, студиозусы мадридские составили для себя некий план, программу целую, пожалуй,  возрождения несчастной отчизны своей: первое - мы сами должны стать образованными людьми, овладеть всей суммой философских и иных знаний и представлений о жизни; второе - став образованными сами, мы должны будем поехать в глубинку. Для чего? Чтобы передать полученные нами знания людям, ученикам своим, чтобы их сделать образованными. Чтобы новое поколение, грамотных, воспитанных, целеустремленных испанцев возродило былое величие Испании... Такие вот студенты были тогда... В Испании-городе. Так вот, у истоков того, испанского "народничества" конца девятнадцатого и стояли два будущих гранда и мэтра философской мировой мысли -  Хосе Ортега-и-Гассет и   Мигель де Унамуно. Несущие в себе сильный заряд стремления к национальному возрождению учения обоих мыслителей стали крупным вкладом и  в сокровищницу мировой философии. Оба ученых были современниками, но, если старший - Унамуно, с его сомнениями и почти мистическим романтизмом оставался сыном европейского XIX века, то Ортега, целиком отдавшись потоку уносящей его в новое столетие жизни, символизирует новую Испанию и новую Европу. Впрочем, Ортега все-таки сохранил переданный ему старшим его современником романтический импульс, вошедший в его творчество прежде всего через язык, яркий и красочный, словно обволакивающий его размышления изящной словесной вуалью. Но иррациональным элементам философии прошлого Ортега противопоставил классическую ясность форм и хладнокровие рассудка.Мигель де Унамуно
Вот о чем думал я, получив письмо из поселка Валамаз, что на самом северном севере Удмуртии. Показался мне почему-то Алексей Николаевич, Алеша Ерофеев, в некотором смысле, неким продолжателем дела Хосе Ортега-и-Гассета и Мигеля де Унамуно...
А чем черт не шутит...