Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Пермские "истоки" "Танца с саблями" Арама Хачатуряна

Шестое июня... День рождения А.С.Пушкина. И вообще, один из значимых для России, да и для мировой культуры и науки, дней. Зигфрид Вагнер и Эдвин Герхард Кребс (открыватель фосфорилирования), любимая Татьяна Ивановна Пельтцер, легендарный герой Гражданской Александр Николаевич Щорс ("Щорс идет под знаменем красный командир...") и еще не менее 500 вошедших в анналы людей (Википедия, статья "6 июня") - вот что такое шестое июня.

Но сейчас хочется рассказать о "пермском периоде" еще одного сегодняшнего именинника - выдающегося советского композитора Арама Ильича Хачатуряна.

Дело в том, что Арам Ильич имел непосредственное отношение к моей родной Перми, к знаменитому Пермскому театру оперы и балета. Хотя оказался в этом замечательном городе вынужденно, пребывал в нем в эвакуации. К тому же и балет "Гаянэ" получился у него не сразу, а как результат "раскулачивания" (по словам самого Маэстро) предыдущего своего сочинения - балета "Счастье". Сам Арам Ильич вспоминал об этом периоде так "...недостатки либретто балета вынудили переписать большую часть музыки....«...жил я в Перми (в то время - город Молотов - А.У.) на 5-м этаже в гостинице „Центральная“. Когда я вспоминаю это время, я снова и снова думаю, как трудно тогда приходилось людям. Фронту требовались оружие, хлеб, махорка… А в искусстве — пище духовной, нуждались все — и фронт, и тыл. И мы — артисты и музыканты это понимали и отдавали все свои силы. Около 700 страниц партитуры „Гаянэ“ я написал за полгода в холодной гостиничной комнатушке, где стояли пианино, табуретка, стол и кровать. Мне тем более это дорого, что „Гаянэ“ — единственный балет на советскую тему, который не сходил со сцены четверть века…». Википедия сообщает также о том, что "премьера балета состоялась зимой — 3 декабря 1942 года в Кировском театре Ленинграда". Получается, по смыслу, что территориально премьера была в городе на Неве. Но мне думается, что это не просто не совсем так, а даже более того - вообще, совсем не так! Ибо хорошо известно, что "с сентября 1941 года Кировский театр находился в эвакуации также в ...Молотове. Мало того, значительная часть его труппы жила в той же гостинице "Центральной", упомянутой выше. Поэтому премьера "Гаянэ" не могла быть произойти нигде, кроме как в Молотове. Кстати, вместе с прославленным Кировским в Молотов приехало в 1941 еще и Ленинградское хореографическое училище (хотя и не все сразу, а сначала - только старшие классы, а спустя еще несколько месяцев прибыли и остальные). Но если артистам Кировского (а в их числе были, кстати, и суперзвезды тех лет - "Народные... СССР" Сергеев и Дудинская) повезло с заселением (их гостиница Центральная или "Семиэтажка", как называли ее тогда) находится буквально в двух шагах от самого Театра Оперы и Балета и тесно примкнувшего к нему Комсомольского сквера), то вот воспитанникам хореографического места в забитом эвакогоспиталями, эвакуированными предприятиями, заводами и учреждениями городе (заботу о, примерно, 350 тыс. эвакуированных приняла на себя Пермь в те страшные годы) места в городе так не нашлось и их пришлось отправлять в далекий пригород - поселок Полазна, в котором новоприбывшим правда выделили, как сообщают источники того времени, целых "четыре больших деревянных дома".
Так что знаменитый "Танец с саблями" появился на пермской (молотовской) земле.
В общем, с днем рождения, дорогой Арам Ильич!

ЧЕЛОВЕК-МУЗЫКА (О ПЕТРЕ ЕФИМОВИЧЕ ТОДОРОВСКОМ)


1983 г. Потрясение года - фильм "Военно-полевой роман".  Открытие. Первая настоящая встреча с  творчеством Петра Ефимовича, с его почти гениальной музыкальностью, с  неповторимым, космическим мелодизмом режиссера-фронтовика. (Параллельно - открытие поэта Г.Шпаликова: "Городок провинциальный, летняя жара... На площадке танцевальной музыка с утра...").  Удивительный гитарный аккомпанемент (звук у семиструнки Тодоровского непередаваемо "мягкий", лиричный,  наособицу, с роскошными бархатными басами - совсем не похожий на столь плотно освоенное многими тогда аккордное шестиструнное блямканье).
Первый интерес.   Кто? Что?
Потом в какой-то газете из интервью знаменитой актрисы: "Петр Тодоровский - гитарист-виртуоз...".  Далее, окольными путями, выяснилось, что в "Весне на Заречной улице", где Петр Ефимович оператор - аккомпанирует артисту Н.Рыбникову. Послушайте как нибудь этот великий гитарный аккомпанемент!
Гитарист, музыкант, музыкантище!
С тех самых пор имя П.Тодоровского для меня всегда служило неким брендом высочайшего качества: все что Тодоровского - добывалось, доставалось, переписывалось. А потом уже когда появился новый его  большой фильм "По главной улице с оркестром".  Там другой поэт-фронтовик, моряк-десантник Григорий Поженян - "выстрелил", так же считаю не без помощи великолепной музыки композитора П.Тодоровского.
Далее был еще и "Анкор-Анкор" и еще и еще многие и многие великие, я считаю, картины...
А еще был долголетний творческий союз с Сергеем Никитиным, с другими музыкантами.
А эта манера игры - соло и аккомпанемент одновременно в одном флаконе, она - откуда?
Замечательная вещь - небольшая инструментальная пьеска Петра Тодоровского  - "Песня о Грузии" положенная на стихи О.Митяевым ("Рыбка золотая")!
Народного, подлинного  режиссера-гитариста-композитора России, настоящего большого Человека Петра Ефимовича Тодоровского не стало 24 мая...
Земля - пухом!

"В этой роще березовой..." Часть вторая: Ответственность перед поэтом.

В продолжение вчерашнего разговора… Впрочем, сегодня он несколько о другом: об ответственности композитора перед поэтом. Перед памятью поэта Н.Заболоцкого (1903-1958).
Для начала - краткая справка. В послужном списке Кирилла Владимировича Молчанова (1922-1982), композитора, заслуженного деятеля искусств (1963), выпускника Московской консерватории (1949), директора ГАБТа (1973-1975), наряду с музыкальными сочинениями крупной и/или симфонической формы (7 опер, мюзикл, кантата-поэма, циклы для фортепиано и голоса на стихи Гильена, Хьюза, советских поэтов, Лорки, японских поэтов, Петрарки, Есенина и др.) немалое количество «просто песен». Самые известные среди них  перечислены ниже [представляется, что №№2 и 8 («В этой роще березовой» и «Иволга») -  одно и то же сочинение]:
·        Бесконечная песенка (В. Бахнов, Я. Костюковский), исп. Ружена Сикора
·        В этой роще березовой (Н. Заболоцкий), исп. Анатолий Бодров
·        Вот солдаты идут (М. Львовский), исп. Михаил Александрович, Людмила Гурченко, Евгений Нестеренко, Алексей Покровский, Иван Шмелёв
·        Жди меня (К. Симонов), исп. Тамара Синявская
·        Журавлиная песня (Г. Полонский), исп. Татьяна Семёнова
·        Зелёный огонёк такси (М. Матусовский), исп. Владимир Трошин
·        Иволга (Н. Заболоцкий), исп. Владимир Якушенко, Вячеслав Тихонов
·        Хорошая девочка Лида (Я. Смеляков), исп. Гелена Великанова
·        Огней так много золотых (Н. Доризо), исп. Анна Литвиненко и Татьяна Мушта, Екатерина Семёнкина и Антонина Фролова
·        От людей на деревне не спрятаться (Н. Доризо), исп. Владимир Трошин, Вячеслав Тихонов
·        Песня Матвея, из к/ф «Дело было в Пенькове» (Н. Доризо), исп. Владимир Макаров
Необходимо также отметить, что московский композитор активно сотрудничал со многими поэтами - и здравствующими, и уже ушедшими к тому времени – С.Северцевым, А.Галичем («Сердце, молчи»), М.Вайнштейном, Л.Ошаниным, Я.Смеляковым («Хорошая девочка Лида»), Г.Полонским, Э.Асадовым, К. Симоновым («Жди меня и я вернусь…»), И.Морозовым и В.Петровым, В.Теминым, Н.Заболоцким («В этой роще березовой»), Г.Регистаном. Но самыми  любимыми поэтами-соавторами К.Молчанова являлись (по возрастанию): А.Досталь, Я.Халецкий, М.Львовский, М.Матусовский, Е.Долматовский, В.Бахнов, и конечно же –  Н.Доризо («Огней так много золотых», «От людей на деревне не спрятаться», «Дело было в Пенькове»).
Чаще других песни композитора К.Молчанова исполняли Ружена Сикора, Нина Дорда, Гелена Великанова, Владимир Трошин, Владимир Макаров, Юрий Богатиков, Леокардия Масленникова, Артур Эйзен.
Композитор К.Молчанов, по многочисленным отзывам, был очень хорошим мелодистом и пианистом.
В фильмографии К.Молчанова – 9 фильмов:
·        1957Дело было в Пенькове
·        1959Неподдающиеся
·        1962На семи ветрах
·        1962Увольнение на берег
·        1963Полустанок
·        1968Доживём до понедельника
·        1972А зори здесь тихие
·        1980К кому залетел певчий кенар
·        1981Россия молодая
В фильме «Доживем до понедельника» (1968, режиссер Станислав Ростоцкий) песню «В этой роще березовой» (ст.Н.Заболоцкого) исполнял великий актер - исполнитель главной роли Вячеслав Тихонов (http://www.youtube.com/watch?v=mnvVfz7Oz5Q)
Первое что обращает на себя внимание при просмотре-прослушивании этого фрагмента фильма – тот факт, что не весь канонический текст стихотворения Н.Заболоцкого («В этой роще березовой») вошел в текст песни К.Молчанова и Н.Заболоцкого. Из 12 строф-катренов канонического текста, в песенный вариант «попали» только 6. При этом, как легко убедиться, подобное стало возможными за счет симметричного (механического) усечения строф по схеме 2-2. Нечетные пары   катренов (красный цвет шрифта) вошли в песенный текст, четные  (черный цвет) - нет (см. текст стихотворения ниже).
В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,--
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.
  
Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.
  
За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,--
Встанет утро победы торжественной
На века.
1946



Два вопроса возникают в связи с этим. Первый: почему? Неужели нельзя было обойтись без этой «вивисекции»! Второй: ослабило ли проведенное текстовое усечение эмоциональную силу произведения?
Начну, как и положено, со второго.  На мой взгляд – сокращение текста не ослабило силы эстетического воздействия, и не привело к сколь-нибудь значимым смысловым потерям и тем более, - к  эмоциональным провалам.  Разгадка удивительного сего феномена лежит как ни странно в самой природе поэтического слова. Всякий стихотворец, доставляя читателя из начала своего сочинения к окончанию (образно говоря, из пункта «А» в пункт «Б») «ведет» его, силой своего мастерства, через некое условное «болото» по «кочкам» написанных им частиц целого текста, строф.  (В отличие от прозаиков, которые  не мудрствуя лукаво, тупо строят через то же «болото» сплошное текстовое поле, полотно, мостят некую «гать»). Поэтому поэзия по определению состоит из фрагментов, кусочков, отрезков текста, «болотных кочек», пропасть, дистанцию между которыми читатель заполняет мерой и силой своего воображения, «перепрыгивает», «перешагивает», «домысливает». И читатель, открывая книгу и понимая, что перед ним поэтический текст, априори готов воспринимать его в виде отдельных частей, корпускул, строф.  Если расстояние между «кочками» слишком мало – реципиентами, потребителями поэзии воспринимается это как некая досадная потеря динамизма, излишняя детализация, необоснованное, ненужное мельчение. Если же дистанция слишком большая – читатель может, не дошагнув до следующей твердой вехи под ногами, окончательно потерять смысл происходящего, грохнувшись со всего размаха в болотную жижу…  Но еще раз повторюсь, в случае с песней «В этой роще березовой» К.Молчанова по мотивам стихотворения  Н.Заболоцкого (так уж получается!) этого не происходит, еще и по иным двум (как минимум!) причинам: дополнительной эмоциональной подпитке, некой страховочной «воздушной подушке» из великолепной музыки композитора К.Молчанова, музыки романсовой направленности,  и того, что само по себе стихотворение Н.Заболоцкого, как выдающегося мастера поэтического слова, несет, как хлеб из знаменитой русской пословицы, само себя, что оно само по себе уже самодостаточно в каждом своем атоме, частичке, самодостаточно настолько, что даже если попытаться изьять из него одну или даже несколько строф – конструкция его не становится от этого менее «прочной». В этом и заключается большой секрет и магия всякой великой поэзии, в каждой строфе которой заключена вся сила всех строф, частей его, в такой же мере, как каждая капля воды, содержит в себе весь химический состав целого мирового океана…          
А теперь – ответ на первый вопрос. Взгляните на общий хронометраж песни, написанной К.Молчановым. Он составляет (даже в таком, «усеченном виде») целых 3 минуты и 21 секунду. Это очень  и очень много. Особенно по тем временам, когда средняя продолжительность песни редко когда превышала 2-2,5 минуты.
Отсюда и заключение. Создатели фильма подошли к тексту Н.Заболоцкого не слишком бережно, механически и схематически просто уполовинив его. Но произошло это не вследствие вопиющего произвола композитора, а скорее всего, вынужденно, потому, что так уж сложились обстоятельства. Не знаю, что было бы, если бы автор текста был бы еще жив к тому времени, вероятно, композитор убедил бы автора сочинить «песенный» вариант стихотворения. Но поскольку это было уже невозможно физически (Н.Заболоцкого к тому времени не было в живых почти десять лет), К.Молчанову (возможно по согласованию с очень близким другом Н.Заболоцкого – Станиславом Ростоцким) пришлось пойти на этот шаг, поскольку исполнение всего канонического текста стихотворения Н.Заболоцкого заняло бы слишком много экранного времени.  Вероятно, для того чтобы избежать лишних вопросов, чтобы как-то оправдать данную компоновку, в конце фрагмента раздается спасительный телефонный звонок, якобы, прервавший певца на полуслове… Впрочем, и это лишь догадки, не боле.
А песня – песня безусловно удалась.  Она сохранила в себе все достоинства оригинала, донесла до зрителя все, что должна была донести… И спасибо авторам фильма за это.   
Иными словами, перед нами типичный пример соломонова решения – некоего компромисса, попытки сочетания возможного и невозможного,  жесткого временного лимита – с желанием максимально раскрыть характер главного героя, впрячь в одну упряжку коня и трепетную лань…

"В этой роще березовой..." (к 110-летию со дня рождения Н.Заболоцкого)



Давно не писал… Ни настроения не было, ни желания что-либо писать – настолько страшно и опасно то, что сейчас происходит в стране, со страной, со всеми нами, настолько возрос (и продолжает возрастать!) прежде всего в нас самих градус  лично-общественного самоожесточения – всех со всеми и против всех одновременно -  норовя пожрать, задавить на корню, уничтожить последнее человеческое… Однако… натуру ведь в карман не спрячешь -  даже сквозь самый глухой железобетон пробивается порой живой росток навстречу теплу, свету, солнцу… Вот - и это… А поводом тому, верно, стал поздний, холодный, но – очередной май, то, что сегодня день рождения моего любимого Н.Заболоцкого, то, что совсем недавно прошло 85-летие В.Тихонова...
Помнится, о Заболоцком рассказывал Л.Ошанин, приводя последнего в качестве почти единственной, по его мнению, в советской поэзии персоны  «антипоэтического»,  то бишь, антивакхического поведения. Редкостного образца человеческой скромности и воздержанности – поэта не от мира сего, человека с лицом и манерами бухгалтера, отличающегося от остальной пишущей поэтической братии совершенно не загульным и негулящим поведением, а также абсолютным неприятием скандалов и неучастием в них в какой бы то ни было форме.
Кроме того, известно, что открытого замеса футуризм, бурлескный метафоризм, авангардистский нигилистический абсурдизм, эксцентрично-пародоксальный ироикосмизм раннего Н.Заболоцкого, в поздний период жизни поэта (хотя смешно говорить «о позднем периоде жизни» человека ушедшего из жизни в какие-то скромные 55 от роду!) постепенно растворяются, заменяясь, как пишут, «общими философскими устремлениями и размышлениями о природе, естественностью языка, лишённого патетики, эмоциональностью и музыкальностью», большей близостью «к традиции ( А.Пушкин, Ф.Тютчев)… …К антропоморфному изображению природы здесь добавляется аллегорическое («Гроза», 1946)…(Википедия).
Наверное, в жизни каждого большого поэта есть немало выстраданной правды… Почти наверняка. И все же – в части «отсутствия патетики, эмоциональности»,  полного ухода футуристического, игрового, космически-трансцендентального из поздней поэтики Н.Заболоцкого, совершенного отказа последнего от попыток всеобщностно-всеохватного осмысления мировой истории вообще и роли отдельного человека в ней, думается, можно было бы и поспорить! А в качестве иллюстрации к сказанному  – одно из самых значительных (и одно из самых любимых моих!) стихотворений написанных «поздним», аж сорокатрехлетним Николаем Алексеевичем (напомню, что это апокалипсически-фантастическое сочинение, было положено на музыку К.Молчановым и прозвучало в фильме Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника» в исполнении Вячеслава Тихонова):
          В этой роще березовой,
   Вдалеке от страданий и бед,
   Где колеблется розовый
   Немигающий утренний свет,
   Где прозрачной лавиною
   Льются листья с высоких ветвей,--
   Спой мне, иволга, песню пустынную,
   Песню жизни моей.
   Пролетев над поляною
   И людей увидав с высоты,
   Избрала деревянную
   Неприметную дудочку ты,
   Чтобы в свежести утренней,
   Посетив человечье жилье,
   Целомудренно бедной заутреней
   Встретить утро мое.
   Но ведь в жизни солдаты мы,
   И уже на пределах ума
   Содрогаются атомы,
   Белым вихрем взметая дома.
   Как безумные мельницы,
   Машут войны крылами вокруг.
   Где ж ты, иволга, леса отшельница?
   Что ты смолкла, мой друг?
   Окруженная взрывами,
   Над рекой, где чернеет камыш,
   Ты летишь над обрывами,
   Над руинами смерти летишь.
   Молчаливая странница,
   Ты меня провожаешь на бой,
   И смертельное облако тянется
   Над твоей головой.
   За великими реками
   Встанет солнце, и в утренней мгле
   С опаленными веками
   Припаду я, убитый, к земле.
   Крикнув бешеным вороном,
   Весь дрожа, замолчит пулемет.
   И тогда в моем сердце разорванном
   Голос твой запоет.
   И над рощей березовой,
   Над березовой рощей моей,
   Где лавиною розовой
   Льются листья с высоких ветвей,
   Где под каплей божественной
   Холодеет кусочек цветка,--
   Встанет утро победы торжественной
   На века.
   1946
 

Аида Ведищева исполняет мексиканскую народную песню.

30 июня и 25 сентября 2009 мной были опубликованы материалы о знаменитом мексиканском певце Хосе Хосе под названием "Хосе Хосе (Мексика). Эспера ун поко" Часть 1 и 2. (http://klavdii1955.livejournal.com/42278.html,  
http://klavdii1955.livejournal.com/53468.html). 

Речь в них шла о непростой судьбе самой знаменитой, возможно, песне великого латиноамериканского певца Хосе Хосе "Корабль забвения", приводились тексты, переводы, и видеоматериалы. В заключение выражалось сожаление о том, что "Корабль забвения" - изрядно, основательно подзабыта, что она редко исполняется... А песня-то очень и очень красивая... Так вот, оказалось, что не все так плохо. На днях мною были получены записи нашей очень известной некогда певицы Аиды Ведищевой ("Где-то на белом свете...", "Король-Олень"), эмигрировавшей некогда в США. К моему удивлению, в одном из ее альбомов имеется песня Хосе Хосе! В русском, весьма спорном, но переводе. Только называется она "Корабль воспоминаний". Так что нашего полку, как говорится, прибыло, господа!
Вот она, эта запись: Корабль воспоминаний. Мексиканская народная песня - р.п. С.Каминской  http://donbass56mp3.narod.ru/vidisheva/korabl_vspominanii.mp3

 





Вот это да! (О вечере Игоря Черницкого в Большом зале ЦДЛ)

Итак, как и было обещано накануне  - некоторые подробности вчерашнего фантастического и феерического (не подберу иных слов)  вечера Игоря Черницкого в Центральном Доме Литератора, посвященного презентации его книги "Жила-была любовь под соломенными  крышами".

Collapse )


ПОД БРАТИНОВСКОЙ СЕНЬЮ "СТАРОГО РОЯЛЯ"



Вчера в знаменитом кафе "Старый Рояль" состоялась встреча главного редактора литературно-художественного альманаха "Братина" Федора Николаевича Черепанова и редактора означенного же издания Александра Ивановича Фомина с постоянным автором "Братины" Андреем Клавдиевичем Углицких. Обсуждались насущные проблемы активного журналоиздания в современных условиях и намечались пути их преодоления. 

МОСТ КУЗНЕЦКИЙ, МАЛЬЧИК ГЛИНКА, А ВНИЗУ БУРЛИТ НЕГЛИНКА...

 Двадцать первое июня... Один из самых длинных дней в году. Возвращался из гостей самым-самым центром столицы - Пушечной, Неглинной... 
Попутно пытался представить себе картинку: мост Кузнецкий, опрокинутый над бурливой и своенравной рекой Неглинкой. Еще не заключенной в трубу в конце 20-х годов девятнадцатого веку. Честно пытался. Да не вышло. Не получилось. Тогда, окончательно обнаглев,  подумал о том, что подумал бы о прославленном нашем мосту и речке Неглинке некто иной. К примеру, Михаил Иванович Глинка (1804 г.р.), замечательный в будущем российский композитор, совсем юным еще,  нервным мальчиком-"мимозой",  если бы он оказался в Москве на Кузнецком мосту в те благословенные времена, когда его еще не засыпали, а Неглинку - еще не закрыли в Трубу.
Вот тогда-то и получилось вот что: 

***
Мост Кузнецкий весь разбит возами. 
Мальчик десяти годов от веку. 
Перепуганными он глазами
Смотрит с высоты моста на реку. 

Над бурливой речкой он былинкой
Кажется. Какая высота:
Между Мишей Глинкой и Неглинкой 
В три сажени с лишком - пустота!




Андрей Углицких. ДВА БИЛЕТА НА СТОЛЕ (КОНЦЕРТ АНСАМБЛЯ ПЕСНИ И ПЛЯСКИ им.В.ЛОКТЕВА)

 Два билета на столе. На вчерашний концерт... На 2 мая 2011. На концерт ансамбля песни  и пляски им. В.Локтева. В Концертный зал им. П.И.Чайковского. 
Два билета... Что вчера творилось уже на подходах к Залу Чайковского! Да что на подходах к залу, уже при выходе из метро "ловили", выспрашивали лишнего билетика. Но - лишних не было! И - быть не могло. Потому, что все, все кто пришел в этот праздничный день на этот замечательный концерт были своими. А зал был - битком! И было очень много детей. Хороших, умных, талантливых. Самых разных возрастов. С бабочками и без. Одно слово - Артисты! Настоящие! А сам концерт... Что концерт - феерия музыки, танца, света, улыбок, счастья, аплодисментов, цветов.
В общем, спасибо! Спасибо юным артистам, спасибо, замечательным педагогам, концертмейстерам, дирижерам, балетмейстерам, организаторам и устроителям, всем, всем, всем! 
Под впечатлением уже второй день.  Бросишь взгляд - вот они, лежат на письменном... эти два билета. И становится как-то еще солнечней и теплей. И на душе. И на сердце. Ай, да локтевцы, ай, да молодцы!



А тут еще одно давно ожидаемое событие приключилось  - наконец-то вывесили для всеобщего обозрения в "Журнальном зале" апрельский номер журнала "Сибирские огни"

Андрей Углицких. КАФЕ НА ПЯТОМ ЭТАЖЕ ОТ КУЗНЕЦКОГО МОСТА


В "Старом Рояле" действительно стоит старый рояль и почти всегда можно найти место. И вообще, вас там вряд ли в чем-то будут обманывать. Из еды - мясо по-деревенски (жаркое), грибной салат и внимательное отношение обслуживающего персонала.  Одна из изюминок меню - салат "Мечта поэта", о которой нам уже доводилось писать. Уютно и еще раз уютно. На старом рояле иногда играют не самую старую музыку, грибной салат и мясо по-деревенски отменно свежие, хотя их едят далеко не все посетители. Зато - всегда внимательное отношение. И все это в двух шагах от ст.метро "Кузнецкий мост" Да, самое главное: вполне допустимо и возможно приходить со своим спиртным!