Category: литература

Кузнечик

Кажется, мрак бесконечен…
Тихо... Не видно ни зги…
Только стрекочет кузнечик
Где-то у правой ноги.
Что ты там, малый, стрекочешь,
Может, боишься зимы,
Или любимым быть хочешь,
Как и, все грешные, мы?


Не уступать мне тропинку -
Выбор, и в правду, плохой!
Что ты завел грампластинку
В этой сторонке глухой?
Может, пытаешься в полночь
Ты против звезд бунтовать?
Полно тебе, слышишь, полно
Сердце себе разрывать!


Или не нравятся тучи,
Кручи, интриги и ложь?
Хватит бузить, где жизнь лучше?
Брат, где ты лучше найдешь?
Может, синице скаженной
Скоро прервать твой полет...
Спи до утра, оглашенный,
Спи, и не это пройдет...

"По морям, играя, носится с миноносцем миноносица..."


На фоне того, что называется "текущей жизнью в России", со всеми ее вялошизофреническими и прочими атрибутами, июль 2013 - это время двух действительно больших, настоящих праздников. А именно: 14 июля исполнилось 270 лет (1743)  со дня рождения Гаврилы Романовича Державина, а 19 июля (вот-вот!) исполнится 120 лет (1893) со дня рождения Владимира Владимировича Маяковского. Поэтов при всей своей непохожести, самобытности и оригинальности, очень и очень, тем не менее, схожих, буквально -  "скованных одной цепью". И тот и другой были (в значительной части своего земного бытия и литературного творчества) поэтами мажорного складу:  прославителями, восхвалителями и одописцами. И хотя на сем многотрудном пути чувство меры порой изменяло  юбилярам (а кому оно не изменяет-то?), оба весьма и весьма на поприще сем преуспели. Даром, что глубокие провинциалы  (родина Г.Р.Державина - Татария, В.В.Маяковского - Грузия). Первый, стартовав с вакантной должности солдата, дослужился до самых чиновничьих высот - стал сенатором и действительным статским советником. Второй, несмотря на столь ранний уход из жизни,  состоялся и как художник-новатор, и как публицист, став знаменем всей советской поэзии, "самым лучшим советским поэтом" (И.В.Сталин).
Меня же на фоне того, что называется "вялотекущей жизнью в России", боле другого стихотворного державинского наследия "пробивает" сочиненная Гаврилой Романовичем гениальная  эпитафия А.В.Суворову: "Здесь лежит Суворов" (Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра, г.Санкт-Петербург) и выдающееся стихотворение В.В.Маяковского "Военно-морская любовь":

По морям, играя, носится
с миноносцем миноносица.

Льнет, как будто к меду осочка,
к миноносцу миноносочка.

И конца б не довелось ему,
благодушью миноносьему.

Вдруг прожектор, вздев на нос очки,
впился в спину миноносочки.

Как взревет медноголосина:
«Р-р-р-астакая миноносина!»

Прямо ль, влево ль, вправо ль бросится,
а сбежала миноносица.

Но ударить удалось ему
по ребру по миноносьему.

Плач и вой морями носится:
овдовела миноносица.

И чего это несносен нам
мир в семействе миноносином?

                                                                                                       [1915]  

"В этой роще березовой..." Часть вторая: Ответственность перед поэтом.

В продолжение вчерашнего разговора… Впрочем, сегодня он несколько о другом: об ответственности композитора перед поэтом. Перед памятью поэта Н.Заболоцкого (1903-1958).
Для начала - краткая справка. В послужном списке Кирилла Владимировича Молчанова (1922-1982), композитора, заслуженного деятеля искусств (1963), выпускника Московской консерватории (1949), директора ГАБТа (1973-1975), наряду с музыкальными сочинениями крупной и/или симфонической формы (7 опер, мюзикл, кантата-поэма, циклы для фортепиано и голоса на стихи Гильена, Хьюза, советских поэтов, Лорки, японских поэтов, Петрарки, Есенина и др.) немалое количество «просто песен». Самые известные среди них  перечислены ниже [представляется, что №№2 и 8 («В этой роще березовой» и «Иволга») -  одно и то же сочинение]:
·        Бесконечная песенка (В. Бахнов, Я. Костюковский), исп. Ружена Сикора
·        В этой роще березовой (Н. Заболоцкий), исп. Анатолий Бодров
·        Вот солдаты идут (М. Львовский), исп. Михаил Александрович, Людмила Гурченко, Евгений Нестеренко, Алексей Покровский, Иван Шмелёв
·        Жди меня (К. Симонов), исп. Тамара Синявская
·        Журавлиная песня (Г. Полонский), исп. Татьяна Семёнова
·        Зелёный огонёк такси (М. Матусовский), исп. Владимир Трошин
·        Иволга (Н. Заболоцкий), исп. Владимир Якушенко, Вячеслав Тихонов
·        Хорошая девочка Лида (Я. Смеляков), исп. Гелена Великанова
·        Огней так много золотых (Н. Доризо), исп. Анна Литвиненко и Татьяна Мушта, Екатерина Семёнкина и Антонина Фролова
·        От людей на деревне не спрятаться (Н. Доризо), исп. Владимир Трошин, Вячеслав Тихонов
·        Песня Матвея, из к/ф «Дело было в Пенькове» (Н. Доризо), исп. Владимир Макаров
Необходимо также отметить, что московский композитор активно сотрудничал со многими поэтами - и здравствующими, и уже ушедшими к тому времени – С.Северцевым, А.Галичем («Сердце, молчи»), М.Вайнштейном, Л.Ошаниным, Я.Смеляковым («Хорошая девочка Лида»), Г.Полонским, Э.Асадовым, К. Симоновым («Жди меня и я вернусь…»), И.Морозовым и В.Петровым, В.Теминым, Н.Заболоцким («В этой роще березовой»), Г.Регистаном. Но самыми  любимыми поэтами-соавторами К.Молчанова являлись (по возрастанию): А.Досталь, Я.Халецкий, М.Львовский, М.Матусовский, Е.Долматовский, В.Бахнов, и конечно же –  Н.Доризо («Огней так много золотых», «От людей на деревне не спрятаться», «Дело было в Пенькове»).
Чаще других песни композитора К.Молчанова исполняли Ружена Сикора, Нина Дорда, Гелена Великанова, Владимир Трошин, Владимир Макаров, Юрий Богатиков, Леокардия Масленникова, Артур Эйзен.
Композитор К.Молчанов, по многочисленным отзывам, был очень хорошим мелодистом и пианистом.
В фильмографии К.Молчанова – 9 фильмов:
·        1957Дело было в Пенькове
·        1959Неподдающиеся
·        1962На семи ветрах
·        1962Увольнение на берег
·        1963Полустанок
·        1968Доживём до понедельника
·        1972А зори здесь тихие
·        1980К кому залетел певчий кенар
·        1981Россия молодая
В фильме «Доживем до понедельника» (1968, режиссер Станислав Ростоцкий) песню «В этой роще березовой» (ст.Н.Заболоцкого) исполнял великий актер - исполнитель главной роли Вячеслав Тихонов (http://www.youtube.com/watch?v=mnvVfz7Oz5Q)
Первое что обращает на себя внимание при просмотре-прослушивании этого фрагмента фильма – тот факт, что не весь канонический текст стихотворения Н.Заболоцкого («В этой роще березовой») вошел в текст песни К.Молчанова и Н.Заболоцкого. Из 12 строф-катренов канонического текста, в песенный вариант «попали» только 6. При этом, как легко убедиться, подобное стало возможными за счет симметричного (механического) усечения строф по схеме 2-2. Нечетные пары   катренов (красный цвет шрифта) вошли в песенный текст, четные  (черный цвет) - нет (см. текст стихотворения ниже).
В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,--
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.
  
Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.
  
За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,--
Встанет утро победы торжественной
На века.
1946



Два вопроса возникают в связи с этим. Первый: почему? Неужели нельзя было обойтись без этой «вивисекции»! Второй: ослабило ли проведенное текстовое усечение эмоциональную силу произведения?
Начну, как и положено, со второго.  На мой взгляд – сокращение текста не ослабило силы эстетического воздействия, и не привело к сколь-нибудь значимым смысловым потерям и тем более, - к  эмоциональным провалам.  Разгадка удивительного сего феномена лежит как ни странно в самой природе поэтического слова. Всякий стихотворец, доставляя читателя из начала своего сочинения к окончанию (образно говоря, из пункта «А» в пункт «Б») «ведет» его, силой своего мастерства, через некое условное «болото» по «кочкам» написанных им частиц целого текста, строф.  (В отличие от прозаиков, которые  не мудрствуя лукаво, тупо строят через то же «болото» сплошное текстовое поле, полотно, мостят некую «гать»). Поэтому поэзия по определению состоит из фрагментов, кусочков, отрезков текста, «болотных кочек», пропасть, дистанцию между которыми читатель заполняет мерой и силой своего воображения, «перепрыгивает», «перешагивает», «домысливает». И читатель, открывая книгу и понимая, что перед ним поэтический текст, априори готов воспринимать его в виде отдельных частей, корпускул, строф.  Если расстояние между «кочками» слишком мало – реципиентами, потребителями поэзии воспринимается это как некая досадная потеря динамизма, излишняя детализация, необоснованное, ненужное мельчение. Если же дистанция слишком большая – читатель может, не дошагнув до следующей твердой вехи под ногами, окончательно потерять смысл происходящего, грохнувшись со всего размаха в болотную жижу…  Но еще раз повторюсь, в случае с песней «В этой роще березовой» К.Молчанова по мотивам стихотворения  Н.Заболоцкого (так уж получается!) этого не происходит, еще и по иным двум (как минимум!) причинам: дополнительной эмоциональной подпитке, некой страховочной «воздушной подушке» из великолепной музыки композитора К.Молчанова, музыки романсовой направленности,  и того, что само по себе стихотворение Н.Заболоцкого, как выдающегося мастера поэтического слова, несет, как хлеб из знаменитой русской пословицы, само себя, что оно само по себе уже самодостаточно в каждом своем атоме, частичке, самодостаточно настолько, что даже если попытаться изьять из него одну или даже несколько строф – конструкция его не становится от этого менее «прочной». В этом и заключается большой секрет и магия всякой великой поэзии, в каждой строфе которой заключена вся сила всех строф, частей его, в такой же мере, как каждая капля воды, содержит в себе весь химический состав целого мирового океана…          
А теперь – ответ на первый вопрос. Взгляните на общий хронометраж песни, написанной К.Молчановым. Он составляет (даже в таком, «усеченном виде») целых 3 минуты и 21 секунду. Это очень  и очень много. Особенно по тем временам, когда средняя продолжительность песни редко когда превышала 2-2,5 минуты.
Отсюда и заключение. Создатели фильма подошли к тексту Н.Заболоцкого не слишком бережно, механически и схематически просто уполовинив его. Но произошло это не вследствие вопиющего произвола композитора, а скорее всего, вынужденно, потому, что так уж сложились обстоятельства. Не знаю, что было бы, если бы автор текста был бы еще жив к тому времени, вероятно, композитор убедил бы автора сочинить «песенный» вариант стихотворения. Но поскольку это было уже невозможно физически (Н.Заболоцкого к тому времени не было в живых почти десять лет), К.Молчанову (возможно по согласованию с очень близким другом Н.Заболоцкого – Станиславом Ростоцким) пришлось пойти на этот шаг, поскольку исполнение всего канонического текста стихотворения Н.Заболоцкого заняло бы слишком много экранного времени.  Вероятно, для того чтобы избежать лишних вопросов, чтобы как-то оправдать данную компоновку, в конце фрагмента раздается спасительный телефонный звонок, якобы, прервавший певца на полуслове… Впрочем, и это лишь догадки, не боле.
А песня – песня безусловно удалась.  Она сохранила в себе все достоинства оригинала, донесла до зрителя все, что должна была донести… И спасибо авторам фильма за это.   
Иными словами, перед нами типичный пример соломонова решения – некоего компромисса, попытки сочетания возможного и невозможного,  жесткого временного лимита – с желанием максимально раскрыть характер главного героя, впрячь в одну упряжку коня и трепетную лань…

Развивающие стихи. Овал и прямоугольник.


Предыдущая часть (см.запись от 18 февраля 2012). 




«Овально-прямоугольный» пролог:

Выключай любой канал,

Доедай рассольник!

Ведь, читая сей журнал,

Ты узнаешь про овал,

И прямоугольник.

Collapse )




Продолжение см. здесь. 

Развивающие стихи: Часть 2. "Квадратные" стихи. Часть 3. "Круглые" стихи


Предыдущая часть: см. запись от 16 февраля 2012



"Квадратные стихи"

Обратиться к вам я рад.

Открывайте глазки шире!

Я люблю число "четыре"...

Угадали? Я - квадрат!


Стороны мои равны

И углы прямы, как речи.

Я - вершина прямизны!

Я без всяких скидок - вечен!


С древности я на коне -

Вы знакомы с этой книгой? -

Люди ездили на мне.

Звался я тогда квадригой.


Неспроста ведь говорят,

Если друг достиг успеха,

О таком, пусть так, для смеха,

"Он возвел себя в квадрат!" -


Мне не нравятся  вруны,

Нытики,  задиры!

Стороны мои равны,

Их всегда четыре.


Вниз на землю с облаков

Если бросишь взгляд ты,

То цветущих городов,

Вдруг заметишь, и садов,

И полей квадраты...

По заслугам и почет!

С помощью моей упорной

Математик извлечет

Из всего на свете корни!

У фигур есть (и не вдруг)

Свой кураж и адресат:

Идеал квадрата - круг,

Треугольника - квадрат.


"Круглые" стихи.



Паутину сплел паук

Паутина - это круг.


Помогает гончару

Каждый день гончарный круг.

Круглая - тарелка


С кашей манной внуку,

Часовая стрелка

Движется по кругу,

И кольцо сплетенных рук,


Если приглядеться - круг!


Как округло колесо

И летящее лассо!

Солнце на валторне,


И земля по форме...


Продолжение: см. запись от 20 февраля 2012

Вот это да! (О вечере Игоря Черницкого в Большом зале ЦДЛ)

Итак, как и было обещано накануне  - некоторые подробности вчерашнего фантастического и феерического (не подберу иных слов)  вечера Игоря Черницкого в Центральном Доме Литератора, посвященного презентации его книги "Жила-была любовь под соломенными  крышами".

Collapse )


ПОЗДРАВЛЯЕМ С ЮБИЛЕЕМ НИКОЛАЯ БЕРЕЗОВСКОГО!

 24 июня 2011 года свой шестидесятилетний юбилей отмечает замечательный омский писатель, постоянный автор "Журнала литературной критики и словесности"  Николай Березовский. 
Николай Васильевич  родился 24 июня 1951 года на Сахалине. На острове служил его отец, военный медик и урождённый казак станицы Усть-Заостровской Омского Прииртышья. После гибели отца воспитывался в интернате. Среднюю школу окончил экстерном. Высшее образование получил на отделении прозы Литературного института Союза писателей СССР им. А. М. Горького. Первые рассказы и стихи опубликовал в конце шестидесятых годов XX века.
Николай Березовский – автор восьми прозаических, поэтических и публицистических книг, изданных в Москве и в Сибири; многочисленных публикаций в журналах «Юность», «Октябрь», «Слово», «Надвилаг» (Венгрия), «Советский воин», «Север», «На боевом посту», «Земля сибирская, дальневосточная», «Дружба», «Уральский следопыт», «Костёр», «Миша», «Колобок», «Жили-были», «Тюменские непоседы», «День и ночь», «Свет», «Воин России», «Наша улица», «Сибирские огни», «Ветеран войны», «Омск», «Преодоление», «Молодая гвардия», «За пределами вероятного», «Предупреждение», «Странник», «Мир Севера», «Чаян», «Аврора» и других; в альманахах и коллективных сборниках «Старт», «Эники-беники», «Истоки», «Складчина», «Глубинка», «Журавлиный оклик», «Подвиг бессмертен», «Малиновый праздник», «Поэзия третьего тысячелетия», «Реквием», «Заря не зря, и я не зря!..» и др. Произведения Николая Березовского для детей переводились на японский и многие европейские языки. На киностудиях «Мосфильм» и «Лентелефильм» экранизирован его рассказ «Три лимона для любимой». Он призёр, дипломант и лауреат многих литературных конкурсов. В частности, радиостанции «Немецкая волна», газеты "Правда" (1991 г), писательского еженедельника «Литературная Россия» за 1999 год, Международного, посвящённого 55-летию окончания Второй мировой войны; «Сибирь – территория надежд» Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» за 2001-2002 годы, «Золотой листопад-2010» им. Юрия Самсонова; журналов «Московский вестник» (2004 г.), «Сибирячок» (2005 г.), «Дальний Восток» (2005, 2009 гг.). Награждён Грамотами журнала «На боевом посту» Внутренних войск МВД России и Королевского Посольства Дании и Фонда «НСА2005» к 200-летию Х.К.Андерсена (2005 г.).
Член Союза писателей и Союза журналистов России.
Живёт в Омске.
ОТ ВСЕЙ ДУШИ ПОЗДРАВЛЯЕМ НИКОЛАЯ ВАСИЛЬЕВИЧА С ЮБИЛЕЕМ И ЖЕЛАЕМ ЕМУ ЗДОРОВЬЯ, УСПЕХОВ, СВЕРШЕНИЙ И ВСЯЧЕСКОГО БЛАГОДЕНСТВИЯ!

"ДЫР БУЛ ЩИЛ УБЕЩУР СКУМ ВЫ СО БУ Р ЭР ЭЛ ЭЗ"



Физики установили, что каждую ногтевую фалангу каждого нашего пальца каждую секунду пронзает, пронизывает шестьдесят миллионов нейтрино. 
Неужели же только Алексея Крученых (1886-1968), самое знаменитое стихотворение которого "Дыр бул щил..." , процитировано выше, только его одного, пожалуй (на все сто), можно отнести к представителям дадаизма в России? 


*** 
Мы добрались до илистого дна.
Мы жаждем приоткрыть завесу: что там дальше? 
А дальше... Дальше только муть одна - 
Стена
Лжи, умолчания и фальши!

Андрей Углицких. ВОСПОМИНАНИЯ О ЛИТЕРАТУРНОМ ИНСТИТУТЕ, КНИГА ТРЕТЬЯ


ДОЖДАЛИСЬ!

Наконец-то увидели свет "Воспоминания о литературном институте" Книга третья, М., Изд-во Литературного института им.А.М.Горького, 2010, 568 С. Редактор-составитель С.В.Молчанова. Корректор Ю.П.Бакланова.  Оригинал-макет О.И.Комиссарова. Третью книгу "Воспоминаний о литературном институте" составили два больших раздела. В 1953 году постановлением правительства при институте были открыты постоянно действующие Высшие литературные курсы (ВЛК): им посвящен раздел первый издания. Воспоминания второго раздела охватывают два десятка лет (конец 70-х - 1991 год), когда страна еще была единым Советским Союзом. В эти годы в Литературном институте трудились писатели и профессура старшего военного и среднего послевоенного поколений. Их ученики откликнулись и прислали свои свидетельства об институте, литературе, жизни и времени. Было ли это время "безвременьем" решать читателю.  Титул книги и содержание приводятся ниже. Стр.202-222 - мой очерк "Курсантиусы", посвященный выпуску "моих" ВЛК (1997-99), а на стр. 126-131 разместились воспоминания Николая Березовского (Омск): "Вечер с Вампиловым"