Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Кузнечик

Кажется, мрак бесконечен…
Тихо... Не видно ни зги…
Только стрекочет кузнечик
Где-то у правой ноги.
Что ты там, малый, стрекочешь,
Может, боишься зимы,
Или любимым быть хочешь,
Как и, все грешные, мы?


Не уступать мне тропинку -
Выбор, и в правду, плохой!
Что ты завел грампластинку
В этой сторонке глухой?
Может, пытаешься в полночь
Ты против звезд бунтовать?
Полно тебе, слышишь, полно
Сердце себе разрывать!


Или не нравятся тучи,
Кручи, интриги и ложь?
Хватит бузить, где жизнь лучше?
Брат, где ты лучше найдешь?
Может, синице скаженной
Скоро прервать твой полет...
Спи до утра, оглашенный,
Спи, и не это пройдет...

Глазов литературный: глазовские и вятские корни писателя Валентина Катаева

Дед по отцу знаменитого писателя Валентина Петровича Катаева (1897 - 1986) - автора множества замечательных книг, жил и работал в Глазове, Ижевске, Вятке.
Дед Валентина Катаева по отцу — Василий Алексеевич Катаев (род. 1819) — сын священника. Обучался в Вятской духовной семинарии, затем окончил Московскую духовную академию. С 1846 года работал инспектором в Глазовском духовном училище, был протоиереем Ижевского оружейного завода. В июне 1861 года был переведён в Вятский кафедральный собор. (Википедия. статья: "Валентин Петрович Катаев")

В продолжение международного дня писателя...

Случайно или нет, но ровно ко вчерашнему дню интернет-книжные магазины (ЛитРес, Амазон, Озон) совершили героический, считаю, поступок: разместили на своих прилавках сразу несколько моих книг. Общим числом 6. Поздравили, в общем. На самом деле должно быть восемь. Но одна книжка - "Житие Углицких" - на переделке. Еще одна - из тетралогии детских развивающих стихотворений под названием ""Овальные" и "прямоугольные" стихотворения", вроде бы, преодолела все необходимые барьеры - прошла модерацию, одобрена, но почему-то вместе с остальными не опубликована.
Но и шесть - хорошо.
Что это за книжки? Разные.
-Повесть "Оковы тяжкие падут..."
-"Врачебная тайна", первая книга стихотворений
-"Осенняя облепиха", вторая книга стихотворений
и "тетралогия" развивающих стихов для детей дошкольного возраста:
- "Треугольные", "круглые" и "квадратные" стихотворения (часть I),
- «Овальные» и «прямоугольные» стихотворения» (часть II),
-Цвета радуги (часть III)  
- «Бело-черные стихи» (часть IV).
На всякий случай ссылки:

Амазон: https://www.amazon.com/s/ref=nb_sb_noss?url=search-alias%3Daps&field-keywords=Углицких
ЛитРес: https://www.litres.ru/andrey-uglickih/
Озон: http://www.ozon.ru/?context=search&text=%d3%e3%eb%e8%f6%ea%e8%f5&group=div_book&store=1,0





ФАЛЕРИСТИКУ - В КАЖДУЮ СОВЕТСКУЮ СЕМЬЮ!

Есть много, друг Горацио, на свете увлечений:
•нумизматика (коллекционирование, а также изучение монет разных регионов и исторических эпох);
•бонистика (коллекционирование бумажных купюр);
•филателия (собирание почтовых марок и открыток);
•библиофильство (коллекционирование книг, в том числе редких);
•перидромофилия (сохранение транспортных билетов);
•мемомагнетика (коллекционирование магнитиков на холодильниках - крайне популярное на сегодня хобби) и другие.
К этому числу относится и ФАЛЕРИСТИКА о которой дальше пойдет речь. Фалеристика - собирание значков. Значки - в СССР можно было встретить повсюду и выпускались они по любому поводу. Поэтому и были такие домашние коллекции почти у всех
Вот что, в свете вышесказанного, осталось, к примеру, от благословенных советских времен конкретно в нашей семье: (см.фото). И это только малая часть имеющегося! Не вошли в представленную "подборку" многочисленные государственные юбилейные и боевые награды старшего поколения - медали,юбилейные знаки, ордена, нет "литературных" значков, коих также не мало. Многое из этой "коллекции" отсутствует по причине того, что активно используется - носится на одежде, на пиджаках, вызывая почти повсеместно живой интерес окружающих. Но может, кого-то заинтересуют и эти символы великого советского времени?





.

"По морям, играя, носится с миноносцем миноносица..."


На фоне того, что называется "текущей жизнью в России", со всеми ее вялошизофреническими и прочими атрибутами, июль 2013 - это время двух действительно больших, настоящих праздников. А именно: 14 июля исполнилось 270 лет (1743)  со дня рождения Гаврилы Романовича Державина, а 19 июля (вот-вот!) исполнится 120 лет (1893) со дня рождения Владимира Владимировича Маяковского. Поэтов при всей своей непохожести, самобытности и оригинальности, очень и очень, тем не менее, схожих, буквально -  "скованных одной цепью". И тот и другой были (в значительной части своего земного бытия и литературного творчества) поэтами мажорного складу:  прославителями, восхвалителями и одописцами. И хотя на сем многотрудном пути чувство меры порой изменяло  юбилярам (а кому оно не изменяет-то?), оба весьма и весьма на поприще сем преуспели. Даром, что глубокие провинциалы  (родина Г.Р.Державина - Татария, В.В.Маяковского - Грузия). Первый, стартовав с вакантной должности солдата, дослужился до самых чиновничьих высот - стал сенатором и действительным статским советником. Второй, несмотря на столь ранний уход из жизни,  состоялся и как художник-новатор, и как публицист, став знаменем всей советской поэзии, "самым лучшим советским поэтом" (И.В.Сталин).
Меня же на фоне того, что называется "вялотекущей жизнью в России", боле другого стихотворного державинского наследия "пробивает" сочиненная Гаврилой Романовичем гениальная  эпитафия А.В.Суворову: "Здесь лежит Суворов" (Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра, г.Санкт-Петербург) и выдающееся стихотворение В.В.Маяковского "Военно-морская любовь":

По морям, играя, носится
с миноносцем миноносица.

Льнет, как будто к меду осочка,
к миноносцу миноносочка.

И конца б не довелось ему,
благодушью миноносьему.

Вдруг прожектор, вздев на нос очки,
впился в спину миноносочки.

Как взревет медноголосина:
«Р-р-р-астакая миноносина!»

Прямо ль, влево ль, вправо ль бросится,
а сбежала миноносица.

Но ударить удалось ему
по ребру по миноносьему.

Плач и вой морями носится:
овдовела миноносица.

И чего это несносен нам
мир в семействе миноносином?

                                                                                                       [1915]  

"В этой роще березовой..." Часть вторая: Ответственность перед поэтом.

В продолжение вчерашнего разговора… Впрочем, сегодня он несколько о другом: об ответственности композитора перед поэтом. Перед памятью поэта Н.Заболоцкого (1903-1958).
Для начала - краткая справка. В послужном списке Кирилла Владимировича Молчанова (1922-1982), композитора, заслуженного деятеля искусств (1963), выпускника Московской консерватории (1949), директора ГАБТа (1973-1975), наряду с музыкальными сочинениями крупной и/или симфонической формы (7 опер, мюзикл, кантата-поэма, циклы для фортепиано и голоса на стихи Гильена, Хьюза, советских поэтов, Лорки, японских поэтов, Петрарки, Есенина и др.) немалое количество «просто песен». Самые известные среди них  перечислены ниже [представляется, что №№2 и 8 («В этой роще березовой» и «Иволга») -  одно и то же сочинение]:
·        Бесконечная песенка (В. Бахнов, Я. Костюковский), исп. Ружена Сикора
·        В этой роще березовой (Н. Заболоцкий), исп. Анатолий Бодров
·        Вот солдаты идут (М. Львовский), исп. Михаил Александрович, Людмила Гурченко, Евгений Нестеренко, Алексей Покровский, Иван Шмелёв
·        Жди меня (К. Симонов), исп. Тамара Синявская
·        Журавлиная песня (Г. Полонский), исп. Татьяна Семёнова
·        Зелёный огонёк такси (М. Матусовский), исп. Владимир Трошин
·        Иволга (Н. Заболоцкий), исп. Владимир Якушенко, Вячеслав Тихонов
·        Хорошая девочка Лида (Я. Смеляков), исп. Гелена Великанова
·        Огней так много золотых (Н. Доризо), исп. Анна Литвиненко и Татьяна Мушта, Екатерина Семёнкина и Антонина Фролова
·        От людей на деревне не спрятаться (Н. Доризо), исп. Владимир Трошин, Вячеслав Тихонов
·        Песня Матвея, из к/ф «Дело было в Пенькове» (Н. Доризо), исп. Владимир Макаров
Необходимо также отметить, что московский композитор активно сотрудничал со многими поэтами - и здравствующими, и уже ушедшими к тому времени – С.Северцевым, А.Галичем («Сердце, молчи»), М.Вайнштейном, Л.Ошаниным, Я.Смеляковым («Хорошая девочка Лида»), Г.Полонским, Э.Асадовым, К. Симоновым («Жди меня и я вернусь…»), И.Морозовым и В.Петровым, В.Теминым, Н.Заболоцким («В этой роще березовой»), Г.Регистаном. Но самыми  любимыми поэтами-соавторами К.Молчанова являлись (по возрастанию): А.Досталь, Я.Халецкий, М.Львовский, М.Матусовский, Е.Долматовский, В.Бахнов, и конечно же –  Н.Доризо («Огней так много золотых», «От людей на деревне не спрятаться», «Дело было в Пенькове»).
Чаще других песни композитора К.Молчанова исполняли Ружена Сикора, Нина Дорда, Гелена Великанова, Владимир Трошин, Владимир Макаров, Юрий Богатиков, Леокардия Масленникова, Артур Эйзен.
Композитор К.Молчанов, по многочисленным отзывам, был очень хорошим мелодистом и пианистом.
В фильмографии К.Молчанова – 9 фильмов:
·        1957Дело было в Пенькове
·        1959Неподдающиеся
·        1962На семи ветрах
·        1962Увольнение на берег
·        1963Полустанок
·        1968Доживём до понедельника
·        1972А зори здесь тихие
·        1980К кому залетел певчий кенар
·        1981Россия молодая
В фильме «Доживем до понедельника» (1968, режиссер Станислав Ростоцкий) песню «В этой роще березовой» (ст.Н.Заболоцкого) исполнял великий актер - исполнитель главной роли Вячеслав Тихонов (http://www.youtube.com/watch?v=mnvVfz7Oz5Q)
Первое что обращает на себя внимание при просмотре-прослушивании этого фрагмента фильма – тот факт, что не весь канонический текст стихотворения Н.Заболоцкого («В этой роще березовой») вошел в текст песни К.Молчанова и Н.Заболоцкого. Из 12 строф-катренов канонического текста, в песенный вариант «попали» только 6. При этом, как легко убедиться, подобное стало возможными за счет симметричного (механического) усечения строф по схеме 2-2. Нечетные пары   катренов (красный цвет шрифта) вошли в песенный текст, четные  (черный цвет) - нет (см. текст стихотворения ниже).
В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,--
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.
  
Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.
  
За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,--
Встанет утро победы торжественной
На века.
1946



Два вопроса возникают в связи с этим. Первый: почему? Неужели нельзя было обойтись без этой «вивисекции»! Второй: ослабило ли проведенное текстовое усечение эмоциональную силу произведения?
Начну, как и положено, со второго.  На мой взгляд – сокращение текста не ослабило силы эстетического воздействия, и не привело к сколь-нибудь значимым смысловым потерям и тем более, - к  эмоциональным провалам.  Разгадка удивительного сего феномена лежит как ни странно в самой природе поэтического слова. Всякий стихотворец, доставляя читателя из начала своего сочинения к окончанию (образно говоря, из пункта «А» в пункт «Б») «ведет» его, силой своего мастерства, через некое условное «болото» по «кочкам» написанных им частиц целого текста, строф.  (В отличие от прозаиков, которые  не мудрствуя лукаво, тупо строят через то же «болото» сплошное текстовое поле, полотно, мостят некую «гать»). Поэтому поэзия по определению состоит из фрагментов, кусочков, отрезков текста, «болотных кочек», пропасть, дистанцию между которыми читатель заполняет мерой и силой своего воображения, «перепрыгивает», «перешагивает», «домысливает». И читатель, открывая книгу и понимая, что перед ним поэтический текст, априори готов воспринимать его в виде отдельных частей, корпускул, строф.  Если расстояние между «кочками» слишком мало – реципиентами, потребителями поэзии воспринимается это как некая досадная потеря динамизма, излишняя детализация, необоснованное, ненужное мельчение. Если же дистанция слишком большая – читатель может, не дошагнув до следующей твердой вехи под ногами, окончательно потерять смысл происходящего, грохнувшись со всего размаха в болотную жижу…  Но еще раз повторюсь, в случае с песней «В этой роще березовой» К.Молчанова по мотивам стихотворения  Н.Заболоцкого (так уж получается!) этого не происходит, еще и по иным двум (как минимум!) причинам: дополнительной эмоциональной подпитке, некой страховочной «воздушной подушке» из великолепной музыки композитора К.Молчанова, музыки романсовой направленности,  и того, что само по себе стихотворение Н.Заболоцкого, как выдающегося мастера поэтического слова, несет, как хлеб из знаменитой русской пословицы, само себя, что оно само по себе уже самодостаточно в каждом своем атоме, частичке, самодостаточно настолько, что даже если попытаться изьять из него одну или даже несколько строф – конструкция его не становится от этого менее «прочной». В этом и заключается большой секрет и магия всякой великой поэзии, в каждой строфе которой заключена вся сила всех строф, частей его, в такой же мере, как каждая капля воды, содержит в себе весь химический состав целого мирового океана…          
А теперь – ответ на первый вопрос. Взгляните на общий хронометраж песни, написанной К.Молчановым. Он составляет (даже в таком, «усеченном виде») целых 3 минуты и 21 секунду. Это очень  и очень много. Особенно по тем временам, когда средняя продолжительность песни редко когда превышала 2-2,5 минуты.
Отсюда и заключение. Создатели фильма подошли к тексту Н.Заболоцкого не слишком бережно, механически и схематически просто уполовинив его. Но произошло это не вследствие вопиющего произвола композитора, а скорее всего, вынужденно, потому, что так уж сложились обстоятельства. Не знаю, что было бы, если бы автор текста был бы еще жив к тому времени, вероятно, композитор убедил бы автора сочинить «песенный» вариант стихотворения. Но поскольку это было уже невозможно физически (Н.Заболоцкого к тому времени не было в живых почти десять лет), К.Молчанову (возможно по согласованию с очень близким другом Н.Заболоцкого – Станиславом Ростоцким) пришлось пойти на этот шаг, поскольку исполнение всего канонического текста стихотворения Н.Заболоцкого заняло бы слишком много экранного времени.  Вероятно, для того чтобы избежать лишних вопросов, чтобы как-то оправдать данную компоновку, в конце фрагмента раздается спасительный телефонный звонок, якобы, прервавший певца на полуслове… Впрочем, и это лишь догадки, не боле.
А песня – песня безусловно удалась.  Она сохранила в себе все достоинства оригинала, донесла до зрителя все, что должна была донести… И спасибо авторам фильма за это.   
Иными словами, перед нами типичный пример соломонова решения – некоего компромисса, попытки сочетания возможного и невозможного,  жесткого временного лимита – с желанием максимально раскрыть характер главного героя, впрячь в одну упряжку коня и трепетную лань…

Антология Геннадия Красникова "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..."

Красников Г.Н. "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..." Классики и современники о русском языке. Антология

Увидела свет антология Геннадия Красникова "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!..." Классики и современники о русском языке. Антология.

В Антологии дается широкая культурологическая картина, в которой злободневная тема защиты русского языка и любви к русскому слову (и культуры в целом!) разворачивается на протяжении четырех веков (XVIII, XIX, XX и теперь уже XXI века!)... Здесь впервые собраны в наиболее полном объеме не только известные,но и малознакомые  высказывания о русском языке поэтов, прозаиков, лингвистов, филологов, фольклористов, педагогов, философов, богословов, ученых, педагогов.
Раздел "Отечество Пушкина в опасности" посвящен современной школе и образованию, связан с преподаванием русского языка и литературы, с новой системой сдачи экзаменов, что особенно актуально сегодня, когда проблема языка выходит на уровень проблемы национальной безопасности.
Если раньше любителям поэзии были знакомы только знаменитые стихи о слове и русском языке Ив. Бунина, Н. Гумилева, А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Я. Смелякова, то с появлением этой Аналогии впервые в художественный оборот вводится максимально полный свод стихотворений о русском языке за четыре века.
Антология является не только  познавательным и увлекательным чтением для всех любителей отечественной словесности, но и большим подспорьем в работе для учащихся и педагогов вузов, для тех, кто хочет узнать секреты писательского мастерства, владения художественной и ораторской речью.

Год выпуска: 2013 г.
Количество страниц: 960 стр.
Формат: 70х100 1/16
ISBN: 978-5-4444-0497-3


http://www.labirint.ru/books/377351/, http://www.politkniga.ru/index.php?productID=4593

Перепост текста Г.Шувалова о стихах Одиссея Шаблахова

 http://liudprando.livejournal.com/15115.html
 

Прекрасное вдали

  • 3 ноя, 2012 at 7:11 PM
я
Еще одного хорошего автора опубликовал в ЖЛКиС: http://www.uglitskih.ru/poetry/ShablachovLiven.htm
Одиссей Шаблахов - закончил Литинститут, стихи свежие и смысловые, печатался мало, была не самая удачная подборка в "Знамени". Читаем:

* * *
Рано ль, поздно ль, но выучу польский, начну говорить,
ну а там — по накатанной: за стажировкой — вербовка…
Просто с детства мне нравились спички: их шорох внутри
коробка и шикарное «пше», когда вспыхнет головка.

Даже в школе одну худощавую девочку — ту,
что кружила мне голову с первого класса по пятый,
звали Полей… Прекрасное имя, но мне на беду
не иначе как Спичкой ее обзывали ребята.

Шел я в шумной толпе одноклассников, чутко следя
за реакцией жертвы, задору задир не переча,
ибо сам подойти к ней смертельно боялся, хотя
сотни раз мне мерещилась наша случайная встреча.

Наигравшись, отстали… С тех пор по дороге домой
этот путь мне казался прекраснейшим из тротуаров,
и прогулки мои совпадали с дорожкою той
в выходные, свободные от среднешкольных кошмаров.

Не тогда ль по наивности не был замечен подлог?
Он, боюсь, совершается снова, и снова, и снова:
хороши мои спички, но слышу, лишь чиркну о бок
коробка, — этот шарк от великого до несмешного.

И играют на нервах шпион и предатель во мне,
а забавнейший мим изнуряет до колик ползала,
но в другой половине, на темной его стороне,
Поля что-то кому-то уже обо мне рассказала.

ПРЕКРАСНОЕ ВДАЛИ

Нас ждет цветущий Крым! Так выпьем же за то,
чтоб ранее зимы домой не возвращаться...
Под небом голубым есть город золотой,
и до него пути часов примерно двадцать.

Ты жаждешь, mon ami? Но плещется едва
пшеничное вино на самом дне бутылки.
Ах, это ничего, ведь мы уже – в дрова,
а следствие стократ важнее предпосылки.

Что толку повторять, что весь я не умру?
Ведь все-таки умру, состарившись изрядно.
Но вот что я скажу: принадлежать перу,
пусть даже своему, - не менее приятно,

чем, вставши чуть заря и чемодан взвалив,
кряхтя и матерясь вполголоса, чуть слышно,
всей кожей ощущать прекрасное вдали,
и город золотой, и сад, цветущий пышно.
Полностью подборку можно прочитать здесь: http://litbook.ru/article/2315/ Не забываем ставить плюсики, если, конечно, понравится. 
 
http://liudprando.livejournal.com/15115.html

Писатели и поэты, не пришедшие с войны...


Всех-всех поздравляю с праздником Великой Победы и хочу почтить светлую память  поэтов, писателей, не пришедших с фронтов Великой Отечественной. Как известно, в годы военных испытаний 1215 писателей – почти половина тогдашней творческой писательской организации – ушли воевать с врагом. Более 400 из них отдали свою жизнь за освобождение нашей Родины от фашистского рабства.Имена некоторых из них приведены ниже: 
Михаил Троицкий 
Александр Афиногенов 
Александр Артемов 
Джек Алтаузин 
Всеволод Багрицкий 
Евгений Березнецкий,
Борис Богатков,
Константин Брянский,
Аркадий Гайдар
Георгий Доронин
Хамид Кави
Фатых Карим 
Юрий Инге 
Павел Коган 
Борис Котов 
Борис Костров 
Михаил Кульчицкий 
Борис Смоленский 
Иосиф Уткин 
Борис Богатков 
Муса Джалиль 
Борис Лапин 
Всеволод Лобода 
Алексей Лебедев 
Николай Майоров 
Витаутас Монтвила 
Евгений Петров
Георгий Суворов 
Микола Сурначев 
Елена Ширман 
Леонид Шершер 
Али Шогенцуков 
Владислав Занадворнов 
Кость Герасименко 
Мирза Геловани 
Николай Отрада 
Арон Копштейн 
Василий Кубанев 
Иван Федоров 
Вадим Стрельченко 
Леонид Вилкомир 
Владимир Чугунов


А вот студенты Литературного института, погибшие на фронтах:
Абросимов Е.П.
Аврушенко В.И.
Артемов А.А.
Афанасьев В.Н.
Багрицкий В.Э.
Баранов Г.А.
Богатков Б.А.
Вилкомир Л.В.
Глушихин А.П.
Зарубин Е.С.
Калиновский  В.И.
Кацнельсон Л.М.
Квициния Л.Б.
Коган П.Д.
Копштейн А.И.
Котлярский Н.Ф.
Кубанов В.М.
Генкин В.О.
Кульчицкий М.В.
Лапшин И.А.
Лобода В.Н.
Луначарский А.А.
Майоров Н.П.
Меньшиков И.Н.
Отрада Н.Н.
Поляков Е.С.
Резвов В.А.
Рогов В.А.
Снесарев А.А.
Стрельченко В.К.
Траубе Ф.Л.
Хайкин С.И.
Холько С.П.
Шаповалов И.В.
Ширман Е.М.
Эфрон Г.С. 

ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ!