Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Андрей Углицких. ХОСЕ ХОСЕ (МЕКСИКА): "ЭСПЕРА УН ПОКО.." Часть 2.

 Картинка 7 из 16

В записи от 30.06.2009, которая называлась " ХОСЕ ХОСЕ (МЕКСИКА): "ЭСПЕРА УН ПОКО..."" (http://klavdii1955.livejournal.com/42278.html)

я привел образчик "машинного" перевода текста песни знаменитого мексиканского певца, "Рафаэля Латинской Америки" Хосе Хосе, выполненный компьютерной программой.  И вот появился, наконец, настоящий перевод этого песенного шедевра, сделанный профессиональным филологом, москвичкой  Г.И.Сото...  С удовольствием публикую его. Огромное спасибо,  уважаемая Галина Ивановна! 

Подожди.

Ведь корабль забвения еще не вышел в море.

Давай не будем приговаривать к крушению то, что мы пережили

Ради нашего вчера, ради нашей любви я прошу тебя об этом.

 

Подожди.

Пока еще в моих руках осталась весна,

чтобы дать тебе новые ласки,

которые умрут в моих руках если ты уйдешь

 

Подожди немного, еще совсем немного,

чтобы унести мое счастье.

Подожди немного, еще совсем немного.

Я умру если ты уйдешь.

 

Подожди.

Я еще могу дать тебе радость.

У меня есть тысячи ночей любви, которые я могу подарить тебе.

Я отдам тебе мою жизнь в обмен на то, что ты останешься.

 

Подожди.

У меня нет будущего без тебя.

Я даже разрешаю тебе солгать, что ты любишь меня.

Я обожал бы тебя, даже если бы ты меня не любила.

 

Подожди немного, еще совсем немного,

чтобы унести мое счастье.

Подожди немного, еще совсем немного.

Я умру если ты уйдешь.

 

Подожди немного, еще совсем немного,

чтобы унести мое счастье.

Подожди немного, еще совсем немного.

Я умру если ты уйдешь.

 

 Перевод Г.И.Сото

 

N. Norton
Espera.
Aún la nave 
del olvido no ha partido.
No condenemos al naufragio lo vivido.
Por nuestro ayer, por nuestro amor, yo te lo pido.

Espera.
Aún me quedan en mis manos primaveras
para colmarte de caricias todas nuevas
que morirían en mis manos si te fueras.

Espera un poco, un poquito más,
para llevarte mi felicidad.
Espera un poco, un poquito más.
Me moriría si te vas.

Espera un poco, un poquito más,
para llevarte mi felicidad.
Espera un poco, un poquito más.
Me moriría si te vas.

Espera.
Aún me quedan alegrías para darte.
Tengo mil noches de amor que regalarte.
Te doy mi vida a cambio de quedarte.

Espera.
No entendería mi mañana si te fueras,
y hasta te admito que tu amor me lo mintieras.
Te adoraría aunque tú no me quisieras.

Espera un poco, un poquito más,
para llevarte mi felicidad.
Espera un poco, un poquito más.
Me moriría si te vas.

Espera un poco, un poquito más,
para llevarte mi felicidad.
Espera un poco, un poquito más.
Me moriría si te vas.

 

Андрей Углицких: КОМНАТА, рассказ

Ни с того, ни с сего решил написать о комнате, в которой живу. Почему неизвестно, зачем непонятно. Появилось такое желание. Может, оттого, что предметы, вещи иногда могут рассказать о хозяевах своих больше, чем всё остальное?

Вот она, комната, в которой живу последние 22 года…

Итак, перед нами классический прямоугольный параллелограмм в 18 с хвостиком жилых «квадратов». На коротких сторонах этого сложного геометрического тела (речь о длине и ширине, конечно же), расположились дверь и окно. Вдоль длинных обосновалась мебель. Которую не меняли с советских еще времен. Но импортная. Мечта 80-х румынский гарнитур! Четыре секции благородного темно-вишневого цвета: шифоньер-шкаф, стеклянный буфет «для стекла», и два бюро для остальной утвари. Мебель нашу можно считать многострадальной, поскольку она перенесла она не один текущий и один почти капитальный квартирный ремонт, что не могло сказаться на внешнем виде аборигенки. Несчастная выцвела, лак покрылся трещинками, а кое-где и ранками царапин. Но стоит, бедолага! Я привык к ней, знаю каждую морщинку на ее теле, сжился в ней, и уже не представляю себя без нее.

В каждом жилом помещении должно быть спальное пространство. Эпицентром нашей рекреационной зоны стал светло-коричневый диван, расположившийся в левом углу комнатного пространства (если смотреть от входной двери). Ветеран спального фронта гораздо моложе своего румынского коллеги, но выглядит куда старше. Матерчатая диванная «кожа», обивка, особенно в области валиков, сморщилась, выцвела, кое-где протерлась даже. При желании можно рассмотреть даже поролоновую начинку. Когда-то ослепительно белую, очевидно, а теперь грязно-желтую, как пальцевые фаланги заядлого, завзятого курильщика со стажем. Ложе, некогда упругое и безукоризненно гладкое, как лед на  катке, давно уже стало наглядной иллюстрацией к некогда знаменитой песне волнительных революционных лет: «По долинами и по взгорьям…». Потому что напоминает наши российские дороги: бугры да ямы, выбоины да крутогоры. Это результат многолетней эксплуатации, следствие неравномерности распределения давления. Следствие того очевидного факта, что наши тела не плоские, а выпукло-вогнутые, рельефные. За счет этого расплющивающая нагрузка, приходящаяся на различные отделы дивана различна, что и вызывает, накапливаясь и накапливаясь, непропорциональные деформации.

Глаз, око в мир телевизор «Самсунг», с 25-ти дюймовым экраном, воцарившийся в противоположном от дивана углу комнаты. Хищник и убийца свободного времени стального цвета. Цвета сурика, которым покрашены, в целях маскировки, все без исключения корабли российского военно-морского флота. И жаль, и хорошо одновременно, что времени смотреть его у меня уже давно нет. Поэтому я отношусь к хищнику равнодушно. А вот музыку я слушаю и делаю это с удовольствием. Она никогда не мешает. Так повелось еще с тех самых благословенных лет, когда почти в каждой семье на территории необъятного тогда СССР непрерывно слушали радиоточки с первой программой или радиоприемники с «Маяком». Обожал радио и отец мой, наивный радиолюбитель. Помнится, в доме всегда было несколько радиоприемников, которые мой батюшка ремонтировал, чинил, приводя в рабочее состояние. Аппараты эти в избытке поставляли нам соседи по поселку или знакомые. О, как мягко горели-светились в вечерней полумгле большие радиолампы, как пахло в комнате паяльной канифолью и оловом… Ну, вот, ударился в воспоминания детские… Ты о музыке, о музыке, давай! Даю: как бы там ни было, со временем, множество лет спустя, вдруг выяснилось, что гены, как и натуру, в карман не спрячешь: я меломан. Правда, только последние несколько лет обзавелся более или менее приличной звуковоспроизводящей радиоаппаратурой…

Теперь еще об одном существенном элементе комнатного обустройства. Слева за входной дверью расположен компьютерный центр. На компьютерном столе стоит хороший монитор, над ним, на соответствующих полках и полочках сканер, он же принтер, он же копир, он же fax machine, а также колонки. На вьездно-выездной подстолешнице компьютерные клавиатура и мышь… Системный блок черный ящик, в котором надежно упрятаны электронные мозги компьютера, стоит в ногах, в специальном отсеке компьютерного стола. «Мозги» соединены со всеми остальными составляющими системы большим количеством разнообразных и разнокалиберных шнуров и проводов.

Вот, собственно, и все оснащение комнаты, в которой живу я, не считая кресла, приткнувшегося своим обшарпанным боком к одному из диванных валиков и пары стульев. Впрочем, вот еще несколько штрихов к почти завершенному портрету, так сказать.

Картин на стенах нет. Ковров то же. Зато прямо над телевизором висят большие настенные часы. На шкафах, я вижу это прямо сейчас, многочисленные коробки, чехол с гитарой. Болгарского производства. Гитарой, на которой я когда-то играл, а теперь давно уже напрочь забросил. Раньше, до упоминавшегося уже квартирного ремонта, на шкафах, на всех незанятых пространствах комнаты, стояли и лежали так же и книги. Точнее, книги, книги, книги. Везде и всюду. Однако одним из следствий квартирного ремонта стало то, что книг в комнате практически не осталось. Они исчезли, а вместе с ними и упреки (и упреки -  правильные, справедливые) супруги о неимоверном количестве пыли «книжного» происхождения.  Ибо большую часть книг принял, приял в себя большой книжный шкаф в холе, остальные были раздарены, сданы в библиотеки… А я перешел на компьютерные, виртуальные издания благо сейчас можно читать прямо с экрана маленького карманного компьютера, который у меня появился пару лет назад…

Что еще? Еще есть духовое ружье и пневматический пистолет. Вещи эти подарены при разных обстоятельствах. В свое время они вызвали у меня живейший интерес, потом как-то приелись, стали не слишком-то востребованными.

Такова, в общих чертах, комнатная диспозиция. В окружении вот этих вещей и предметов, в этой вот самой комнате я и живу уже много лет. Она мне нравится, я люблю ее и все, что в ней находится. Настолько, что, вот, решил вдруг увековечить…