July 5th, 2008

УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА «ВОСКРЕШЕНИЯ» «БЕЗВОЗВРАТНОГО». ЧАСТЬ 1

 Скоро, уже совсем скоро, в нашей стране будет отмечаться Великий Праздник - 65-летие Великой Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг. Чем дальше от нас те исторические времена, тем выше значимость подвига совершенного тогда братскими народами многонационального Советского Союза. Да, мы заплатили за Победу страшную цену! Настолько страшную, что, может быть, только сейчас, по прошествии почти двух третей века после случившегося, да и, то, только исподволь, едва-едва, начинаем сполна осознавать – какой была эта плата! Именно поэтому, за усредненными статистическими миллионными цифрами стратегических потерь, не должна потеряться ни одна даже самая малая, казалось бы, малость – потери, понесенные каждой отдельно взятой фамилией, городом, поселком, деревней, пускай, едва различимыми или даже вовсе отсутствующими на крупномасштабных географических картах…

Речь -  о россиянах, и носивших, и носящих фамилию: «Углицких». Дело в том, что подавляющее большинство представителей ее - родом с Западного Урала, с берегов изумительной и стремительной горной реки - красавицы Вишеры. Именно здесь, неподалеку средневековой столицы тогдашней Великой Перми - древнего города Чердынь, в месте впадения в Вишеру речки Язьвы, основали некогда первые «Углицких» в самом конце XVI века свое поселение, названное ими деревней Федорцовой.  Обстоятельствам появления на седом Урале ссыльных угличан посвящена книга «Житие Людмилы Углицких с комментариями сына. Опыт литературного расследования судьбы угличского этапа 1592 года». Не имея возможности, в рамках журнальной публикации, вдаваться в подробности и обстоятельства этого древнейшего «спецпереселения», отсылаю читателей к упомянутому выше сочинению (http://www.uglitskih.ru/proza/uglitskikh.%20mama%201.shtml). В контексте же данной работы сообщу лишь, что по сугубому моему предположению, эти самые основатели усть-язьвинской деревеньки Федорцовой, являются, никем иным, как частью ссыльного угличского этапа, следовавшего по приказу царя Федора, на вечное поселение в сибирский город Пелым. Данная высылка стала следствием, так называемого, угличского «мятежа», вспыхнувшего в связи с убийством в Угличе в мае 1591 года царевича Дмитрия, сына Иоанна Грозного, совершенного подельниками Бориса Годунова. Но, если это так, и нынешние носители фамилии «Углицких» – действительно потомки древних угличских горожан, «провинившихся» перед властью в средние века, тогда ареал, область распространения, фамилии «Углицких» должен ограничиваться Чердынско-Вишерско-Язьвинской территорией, то есть, зоной, к которой в административном отношении относится и поныне здравствующее село Федорцово Красновишерского района Пермской области.

Подтвердить (или – равно опровергнуть) эту географическую «зональность», «исключительность» расселения Углицких по территории СССР,   в том числе, мог бы  анализ …безвозвратных потерь личного состава Красной (Советской) армии в годы Великой Отечественной Войны. Ведь мобилизация проводилась на территории всего тогдашнего Советского Союза. Следовательно, мобилизационная выборка является, в этом отношении, репрезентативной. Исследовав ее, можно установить, выяснить, откуда призывались «Углицких» в Действующую армию, узнать адреса их родных и близких. Если в ходе такого анализа выяснится, что распределение Углицких по территории СССР было более или менее равномерным (как, например, в случае с Ивановыми, Кузнецовыми или Сидоровыми), тогда считать уральских «Углицких» – потомками ссыльных угличан не имеет смысла (по законам вероятностей), если же, напротив, окажется, что большинство «Углицких» действительно проживают, в основном, компактно, «кустом», так сказать, на «следе» бывшего Вишеро-Лозьвинского пути,  до 1594 года являвшегося единственно возможным, «официальным» путем из Европейской части России в Сибирь - это будет еще одним аргументом в пользу того, что уральские «Углицких» – действительно потомки тех, «этапных», угличан. 

С другой стороны – это, хотя и интересная, но всего лишь частная топо-омонимическая задача. Ибо главной целью настоящего исследования явилось, все-таки -  показать, на примере одной отдельно взятой российской фамилии,  величие подвига всего советского народа,  вспомнить о людях отдавших свои жизни во имя спасения своей страны в годину суровых военных испытаний. Никто не должен быть забыт и ничто не должно быть забыто!

Самим фактом появления на свет данная  работа обязана одному очень важному событию в жизни современной России. Дело в том, что, «в соответствии с Перечнем поручений Президента Российской Федерации от 23 апреля 2003 г. № пр-698 по вопросам организации военно-мемориальной работы в  Российской Федерации и Указом от 22 января 2006 года № 37 "Вопросы увековечения памяти погибших при защите Отечества", Министерством обороны Российской Федерации создан Обобщенный компьютерный банк данных, содержащий информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной  войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).

Главная цель осуществленного проекта – «дать возможность миллионам граждан установить судьбу или найти информацию о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения». Во исполнение намеченного Тылом Вооруженных Сил Российской Федерации (Военно-мемориальным центром ВС РФ) проведена действительно уникальная по масштабам, технологии и срокам исполнения работа, в результате которой создана информационно-справочная система глобального значения, не имеющая аналогов в мировой практике. Выполнение же технической части проекта - создание и наполнение сайта ОБД Мемориал (www.obd-memorial.ru) было поручено специализированной организации - корпорации "Электронный Архив".

Данные для наполнения Обобщенного банка данных взяты из официальных архивных документов, хранящихся в Центральном архиве Минобороны РФ и в Военно-мемориальном центре ВС РФ. На сайте можно найти информацию о звании погибшего, части, в которой он служил, дате и причине смерти (убит, умер от ран, пропал без вести) и месте захоронения. Более того, представлены всеобщему обозрению отсканированные копии всех обработанных документов-первоисточников, содержащих информацию о персоналиях. Эти документы позволяют с большой точностью идентифицировать павших, поскольку в них часто содержится дополнительная информация, в частности «имена и адреса родственников, которым отсылались похоронки»

Такова, так сказать, предыстория вопроса.

А теперь – история.

Прежде всего, должен заметить, что участники, осуществившие проект ОБД «Мемориал», проделали работу титаническую, проделали ее исключительно честно и добросовестно. Низкий им поклон за это! До самой земли! Почему? Да потому, что этот проект осуществлен людьми и, что бывает, не так уж и часто – для  людей. Дизайн сайта прост до гениальности – ничего лишнего, ничего ненужного. Только то, что необходимо! Навигация исключительно удобная. Пользоваться таким сайтом может не только какой-нибудь там корпоративный сисадмин или продвинутый подросток-тинейджер, дни и ночи проводящий в паутине интернет-пространства, но и какая-нибудь компьютерно-«неуверенная»  Прасковья Тихоновна, 1920 года рождения, или Агапья Петровна, к примеру, пытающиеся узнать о судьбах своих братьев или отцов, пропавших без вести…  Словом, еще раз – низкий, низкий поклон всем участникам проекта! Повторюсь, с сайтом легко работать: достаточно ввести в специальное поисковое окошко фамилию разыскиваемого участника Великой Отечественной или Финской войны – и буквально через несколько секунд визуализируется «заказанная» информация. Для удобства пользователей представлена она в виде отдельных листов, содержащих по двадцать персоналий.  Информация по каждому человеку может быть актуализирована нажатием соответствующей ссылки. В этом случае открывается «детальный» индивидуальный лист, на котором указаны основные установочные данные: ф.и.о., год рождения, место рождения, воинское звание, военкомат, который осуществлял призыв, последнее место службы, причина выбытия (убит, умер от ран, пропал без вести) и дата выбытия, а также сведения о месте захоронения. (Нелишним представляется напомнить, что к безвозвратным -  относятся потери убитыми, пропавшими без вести, умершими от ран и болезней, а также погибшими в результате несчастных случаев).  Но и это еще не все. При необходимости, можно обратиться к «первоисточникам», откуда почерпнута информация для индивидуального листа. На сайте представлены четыре основные разновидности таких первоисточников. Это, прежде всего,  так называемые именные списки о безвозвратных потерях, составляемые в строевых частях, а также специальными «похоронными» командами при перезахоронениях останков погибших воинов; это – так называемые запросные документы из военкоматов, осуществлявших призыв, и активно интересующихся дальнейшей судьбой призванных ими военнослужащих (по обращениям родственников военнослужащих в связи с длительной утратой связи), это именные списки военнослужащих, умерших в лечебно-эвакуационных учреждениях  Красной Армии и, наконец -  трофейные карточки советских военнопленных. Каждый из документов имеет свои характерные особенности.

1.Донесения о потерях, составляемые в частях, непосредственно участвующих в боевых действиях, зачастую  не содержат сведений о месте рождения, семейном составе. Не до того было в боевой обстановке! Зато в них представлена информация о месте захоронения военнослужащих.

2.Запросные листы военкоматов, напротив, содержат максимальную допризывную информацию о семейном статусе пропавшего, не подающего о себе вестей военнослужащего.

3.Именные списки безвозвратных потерь, исходящие из лечебно-эвакуационных учреждений, наряду с анкетными данными, содержат сведения о характере ранения или болезни, а также – причине наступления смерти и месте захоронения военнослужащего.

4.Трофейные карточки – документы на немецком языке, с фотографиями военнопленных – содержат установочные данные о военнопленном, а также информацию о  месте пребывания в фашистской неволе.

По техническому исполнению документы самые разные – и машинописные, и рукописные. На подавляющем большинстве из них – имеются титулы, входящие номера, подписи, следы от подшивки или прошивки. Значительная часть первоисточников содержит разрывы, потертости или иные механические деформации, а также дополнительные пометы, добавления, исправления, свидетельствующие о том, что с документами «работали», что  не лежали они мертвым грузом…  Впрочем, обо всем по порядку…

 

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

 

Всего по запросу  «Углицких»  получено 58  персоналий, разместившихся на трех больших электронных листах-«простынях» - два листа - по двадцать человек, на третьем – восемнадцать.   Для сравнения: «Ивановых» и «Кузнецовых» «выпало» по 50 листов, в каждом из которых содержались сведения о 20 военнослужащих, а вот «Острейковых» (фамилия, характерная, «эндемичная», для некоторых районов Смоленской области) -  «только» 5…

При этом сведения, позволяющие определить, откуда родом военнослужащий, носивший фамилию «Углицких», содержались примерно в половине случаев. Но и эти, предварительные данные, что называется, говорили сами за себя:  в 26 случаях из 31 – «безвозвратные» Углицких  были призваны в Действующую из Молотовской (ныне Пермской); в 2-х – из Чкаловской (ныне Челябинской); в 1 случае – из Орловской, в 2-х – из Мурманской областей.  Мало того, предварительный анализ «молотовских» Углицких свидетельствовал, что в 18 случаев из  26 они призывались именно Красновишерским  райвоенкоматом (РВК), причем в 9 случаях в личных данных была прямо названа именно деревня Федорцово Нижне-Язьвинского с/с.

Необходимость уточнения места рождения и/или места призыва военнослужащих потребовало  дополнительного изучения отсканированных «первоисточников» – может быть, в них удастся за что-нибудь «зацепиться»? С этой целью все обнаруженные «Углицких» были разбиты на две, примерно равные, группы (31 и 27 случаев) по принципу указания или отсутствия сведений о месте рождения, а также - месте призыва.

 

II.«НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ» УГЛИЦКИХ

В группу «неустановленных» Углицких, как уже сообщалось выше, вошло 27 человек. Вот они:

1. Иван Михайлович, 1901 г.р., рядовой. Источник: списки захоронений. Страна захоронения – Россия. Район захоронения: Республика Карелия.  Место захоронения – лес в 3 км южнее Лепелля. Могила: братская могила, номер захоронения 85;

2. Владимир Васильевич. Дата выбытия 19.01.1943 г. Источники информации: списки захоронений. Страна захоронения: Россия. Район захоронения: Сталинградская (ныне – Волгоградская область). Место захоронения: Городищенский район, п.Кузьмичи. Могила: братская могила.

Анализ первоисточника: список захоронения. Список огромный, машинописный, «алфавитный». Владимир Васильевич значится в нем под №3389. Обращает на себя внимание, что в этом же листе за № 3372 значится сержант Устюжанин Виктор Михайлович, 1907 г.р., погибший 20.09.1942 г. (Устюжанины, так же как и Южаниновы – фамилии уральские, «вишерские», широко распространенные в Красновишерском, Чердынском районах Пермской области);           

3. Виктор Васильевич, рядовой. Дата выбытия не установлена. Страна захоронения: Россия. Район захоронения: Воронежская область. Место захоронения: Новохоперский район, с.Кочерга, гражданское кладбище. Анализ первоисточника: в графе «Дата гибели или смерти» указано:  «умер от ран в эвакогоспиталях во время ВОВ»;

4. Александр Григорьевич, рядовой. Дата выбытия: 08.05.1942 г. Захоронен в Новгородской области, Сухонивский с/с,  с.Сухая Нива. Откуда перезахоронен: д.Злодари.

Источник информации: «Поименный список захоронений»… Огромный машинописный, алфавитный список, в котором за № 1194 значится Александр Григорьевич, погибший 8 мая 1942 в районе деревни Злодари; 

 5. Иван Васильевич, рядовой, 1901 г.р.  Дата выбытия: 29.12.1942 г. Захоронен в Новгородской области, Парфинском районе, д. Обща (или – Обша?). Откуда перезахоронен: деревня Обша;

6. Василий Кузьмич, гв.рядовой. Дата выбытия 25.06.1943 г. Регион захоронения: Новгородская область. Место захоронения: Старорусский район, д.Ефремово. Откуда перезахоронен: д.Сосновка;

7. Иван Петрович, ст.сержант. Дата выбытия: 7.10.1942 г. Регион захоронения: Орловская область. Место захоронения: Верховский р-н, Корсунский сельсовет, с.Корсунь, центр, парк.   Могила: братская могила. Над захоронением шествует Корсунская восьмилетняя школа.

Первоисточник содержит также дополнительную информацию о павшем воине: последнее место службы: 4 Гв.СП (гвардейский стрелковый полк).  Мать: Углицких Христинья Дмитриевна, проживала по адресу: РСФСР, Липецкая область, с.Троицкое, Измалковский район;

8. Николай Степанович, сержант, 1916 г.р. Дата выбытия: 16.07.1944 г. Регион захоронения: Псковская обл. Место захоронения: Себежский район, восточная окраина д.Новоселье, «вблизи дороги Псков-Полоцк»;

9. Николай Иванович, рядовой, 1924 г.р. Дата выбытия: 8.12.1943 г. Страна захоронения: Белорусь. Регион захоронения: Витебская область. Место захоронения: Дубровенский район, центр д.Орловичи. Откуда перезахоронен: д.Копаник;

9а) Николай Иванович – данные совпадают с данными предыдущего военнослужащего. Один военнослужащий вошел в списки безвозвратных дважды.

Таким образом, общее количество «Углицких» уменьшилось на одного человека…

10. Следующий «Углицких» – Василий Иванович, красноармеец, 1916 г.р. Последнее место службы: 66 армия. Причина выбытия: иная причина смерти. Дата выбытия 17.12.1942 г.

Анализ первоисточника.  Впервые перед нашими глазами предстает не скудный «Именной список перезахоронений…», а «Именной список безвозвратных потерь…» действующей в боевых условиях воинской части. Это написанное от руки, на обычном тетрадном листке, донесение. Документ явно «полевой», «планшеточный». Сохранность списка удовлетворительная, несмотря на то, что уголки отсутствуют, видны многочисленные разрывы, потертости, помятости... (Почему-то предательски пресекается дыхание, комок, вязкий, густой подкатывает к горлу. Ощущение, что прикоснулся к живой истории. К пороховой гари, копоти блиндажных светилок, сделанных из снарядных гильз… К вечности…) Из написанного явствует, что Василий Иванович – из рабочих, русский, образование 4 класса, по гражданской специальности – тракторист, служил повозочным, что он был женат. Указано место рождения воина: Молотовская область, Красновишерский р-н, Н/Язвинский с/с, деревня Федорцова.  Указано также, что Василий Иванович умер от «ушиба автомобилем». Подписи двух офицеров: командира 593-го ОКШР лейтенанта (подпись неразборчива) и зав. делопроизводством того же воинского соединения, ст. лейтенанта инж. службы Смирнова (?). Любопытно, что воинское звание командира «ст.лейтенант», но впоследствии приставка «ст.» была кем-то и почему-то перечеркнута… 

11. Сергей Максимович, рядовой, 1908 г.р. Дата и место призыва: Свердловский РВК. Причина выбытия: Пропал без вести. Дата выбытия: 09.1942 г.

Анализ первоисточника: документ уточняющий потери «Список военнослужащих о которых семьи не имеют никаких известий по Шадринскому району и г.Шадринску Курганской области, поступивших из отделов Гособеспечения» (так в документе). Сам «Список…» имеет регистрационный номер (1263), носит гриф «Секретно» и представляет собой отпечатанную на пишущей машинке таблицу. Документ испещрен многочисленными пометами, исправлениями, добавлениями и уточнениями, свидетельствующими о том, что с ним и над ним активно работали офицеры местного военкомата, оперативно внося  в него текущие изменения. Под 26 номером в этом списке значится и Сергей Максимович, последним местом службы которого указан «г.Владимиров, Западный Фронт», сообщается также об утери связи с семьей «с 15.07.1942 года» Таким образом, Сергей Максимович Углицких, скорее всего, уроженец Шадринского района Курганской области;

12. Следующим в нашем списке значится Владимир Трофимович, рядовой 1923 г.р. Пропал без вести. Он также «установлен»: Шадринский РВК, Курганской области,  Шадринский район.

Основания для подобного утверждения – «Документ, уточняющий потери…», где, в числе прочего, сообщается также о том, что «писем с фронта давно уже не было»  Семьи военнослужащих, не получая с фронта известий, начинали волноваться, «теребить» местные военкоматы, заставляя последние как-то «реагировать», запрашивать вышестоящие инстанции о судьбе «замолчавших» солдат. Весь документ испещрен многочисленными приписками, указаниями, уточнениями и т.д…

С Шадринском этим, вот что непонятно. В одних документах относится он к Курганской, в других – к Челябинской (Чкаловской) областям… Или же было два Шадринска – один в Курганской, другой – в Чкаловской областях?   

13. Александр Петрович, рядовой, 1911 г.р. Причина выбытия: Пропал без вести. Дата выбытия: 12.1941 г.  Источник: «Список, уточняющий потери». Согласно ему, «рядовой, б/п, уроженец Молотовской области, Красновишерского района, д.Федорцовой, призван был 29.07.1941 года на воинскую службу Соликамским РВК Соликамского района Молотовской области;  

№7а. Углицких Иван Петрович, Гв.ст.сержант, 1924 г.р… Стоп, у нас уже был Иван Петрович, тоже 1924 года рождения! (см. выше, №7 ) Не одно ли это и то же лицо? Сопоставление сполна подтверждает это предположение. Действительно, Иван Петрович вошел в списки невозвратных потерь дважды: первый раз по линии «Именных списков…» похоронных команд, второй – сейчас, согласно «Донесения о невозвратных потерях…», поданного воинской частью погибшего. Документ написан от руки, на листке из школьной тетрадки в клетку. Писал его, очевидно, командир части, или человек, непосредственно участвовавший в боевых действиях, вскоре после боя. Какие имеются основания для такого предположения? Детали, которые может знать только военнослужащий, принимавший непосредственное участие в боевых действиях. Во-первых,  автор документа указывает воинскую специальность и должность Ивана Петровича «командир минометного расчета», приписав ниже «4ГСП. п.п.04679». 4ГСП – это, очевидно, «4-ый Гвардейский стрелковый полк»… А что такое «п.п.» и следующий за ними номер? Скорее всего -  номер полевой почты. В графе «Обстоятельства смерти» написано не просто «Убит в бою» (как во всех предыдущих случаях), а приводятся детали: «Выс. 257.2 с.в.д. Корсунь Верховской р-н, Орловской обл.» Таким образом, очень подробно указано место гибели военнослужащего:  «высота 257.2 северо-восточнее деревни Корсунь…»

Так стало очевидным, что счет безвозвратных потерь «Углицких» уменьшился еще на одного человека – с 58 до 56…

14. и 15. Далее следуют еще два Углицких, два однополчанина из 1194 СП, Филип Федорович, 1901 г.р. и Ефим Антонович, 1903 г.р.  Оба – рядовые. Убиты с разницей в один день. Филипп – 20.12.1941 г.,  Ефим – 21.12.1941 г. Первый погиб в бою за деревню Суликово, второй – за деревню Климово. В первоисточнике указан также № пп. (полевой почты): 14159 (или - 14059). Но, ни откуда однополчане родом были, ни где расположены эти самые населенные пункты «Суликово» и «Климово» узнать так и не удалось…

16. Зато удалось установить, что Углицких Алексей Тимофеевич, сержант, 1921 г.р. пропавший без вести (от 09.1942г.) – «казахстанский». Поскольку призван он был Приишимским РВК Казахской ССР, Сев.Казахстанской области, Приишимского района, в котором его мать, Углицких Анна Прокофьевна, проживала в с.Сулага (или «Кулага» - прочитать точно не представилось возможным из-за плохой сохранности первоисточника);

17. Иван Арсентьевич, красноармеец, 1910 г.р. пропавший без вести (от 1.1.1942 г.) был призван Елецким ОРВК, Орловской обл., Елецкого района. Жена – Углицких Татьяна Матвеевна, проживала в годы войны на территории Федоровского сельсовета Елецкого района Орловской области;

 18. Удалось узнать также место призыва Ивана Ивановича Углицких, красноармейца 862 СП 59 СД, попавшего под Ворошиловградом в плен (06.02.1943), но вскоре освобожденного  - Чердынский РВК, Молотовской области. Выяснилось, что и он - уроженец дер.Федорцовой, Чердынского района Молотовской области.  Мама Ивана Ивановича в годы войны проживала в г.Чердынь Молотовской области, на улице Красноармейской, д.105;    

19. Александр Васильевич Углицких, красноармеец, 1904 г.р. также пропавший без вести, был призван в 1941 году Красновишерским РВК, Молотовской области, Красновишерского района, с.Оралово.  Жена: Углицких Александра Ильинишна проживала в годы войны в г.Красновишерске, Молотовской области, по ул.Пролетарской, дом 8, кв.5;   

20. Углицких Семен Иванович, рядовой, 1897 г.р. пропал без вести (от 03.1943 г.). Установлено, что он также был призван Красновишерским РВК, Молотовской обл. Красновишерского района, и что он являлся уроженцем д. Федорцово Красновишерского района Молотовской области, в которой в годы войны проживала дочь его, Анисья Семеновна;

21, 22, 23. На одном листе «Списка, уточняющего потери», составленном, видимо, Красновишерским РВК – сразу 4 (!) Углицких… Помимо уже упомянутого Семена Ивановича, - Иван Иванович (1907 г.р.), Иван Степанович (1914 г.р.) и Григорий Иванович (1899 г.р.).  Все - уроженцы д. Федорцовой Красновишерского района Молотовской области!

24.Иван Васильевич, рядовой, 1912 г.р., призванный 15.03.1941 г., как выяснилось, опять же Красновишерским РВК, Молотовской области и вскоре пропавший без вести… Иван Иванович, так же как и в предыдущих случаях оказался уроженцем все той же д. Федорцовой…

25.Алексей Иванович, ст.сержант, 1912 г.р. Дата выбытия: 12.01.1942 г. Регион захоронения: Тверская область. Место захоронения: Старицкий район, д.Фатьяново-Сергино. Могила: братская могила. Откуда перезахоронен: д.Нащекино, д.Сергино, д.Фатьяново (так в документе).

Подведем  промежуточные итоги… 

1.Список группы уменьшился на два человека, с 27 до 25 человек. Причина тому – включение Николая Ивановича Углицких (№9) в список безвозвратных потерь дважды, а также дублирование информации по  Углицких Ивану Петровичу (№7).

2. Установлены места рождения и/или места призыва на военную службу еще 13 военнослужащих. Выяснилось что в 8 случаях – местом рождения и призыва Углицких на службу был Красновишерский РВК Молотовской области, в 2-х – Шадринск Курганской области, по 1 случаю пришлось на Липецкую, Орловскую область и Северный Казахстан.

А остальные «Углицких»? А об остальных «Углицких» - речь пойдет далее...

Продолжение см.здесь:  http://klavdii1955.livejournal.com/10599.html

УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА "ВОСКРЕШЕНИЯ" "БЕЗВОЗВРАТНОГО". ЧАСТЬ 2

Продолжение. Начало см.здесь http://klavdii1955.livejournal.com/10478.html 

III."ОСТАЛЬНЫЕ" УГЛИЦКИХ

5а. Первым из остальных «Углицких» в данной группе должен был бы стать Иван Васильевич, родившийся в д.Новый поселок, Чигирибского с/с, Соликамского района Молотовской области и призванный Соликамским РВК, красноармеец, последним местом службы которого стал 422 СП. Причина выбытия: умер. Дата выбытия 29.12.1942 г. Умер солдат в 154 ОМСБ (Отдельном Медико-Санитарном Батальоне) и похоронен в Полавском районе, в 2-х км северо-восточнее д.Обща. Но - не стал. Потому, что Иван Васильевич уже проходил у нас (№5). То, что там указан «Парфинский» район, а здесь – «Полавский», скорее всего, ошибка. Ведь все остальное сходится!

Таким образом, общий «Список безвозвратных потерь..» Углицких стал меньше еще на одного человека…

26. Михаил Евгеньевич, красноармеец, 1901г.р. Место рождения: Мурманская область, Красновыхнецкий район, последнее место службы – 4 Украинский фронт. Умер от ран 31.12.1943 г. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях» – «Именной список…» за №222 за 1-5 января 1944 г. Оказывается, Михаил Евгеньевич служил в 1869 СП, стрелком, б/п, призван Красновыхнецким РВК Мурманской области в 1941 году.

Причина и время поступление на излечение в ЭТ 1091 (это, видимо, эвакотранспорт - санитарный поезд): «29.12.1943 г. Сквозное пулевое ранение грудной клетки с повреждением спинного мозга. Упадок сердечной деятельности». Причина смерти, последовавшей 31.12.43 года (Новый год!) - «умер от уросепсиса». Герой захоронен в г.Мелитополь, на «городском кладбище, могила №2, справа». Жена: Углицких Наталия Ивановна. Проживала: «Мурманская область, г.Красновыхецск (так в документе), ул.М.Горького, д.24, кв.5»

Не могу не сказать об этом самом пресловутом «уросепсисе», ставшем, якобы, непосредственной причиной смерти военнослужащего. Какая-то тут неувязка! Такой пациент с подобным ранением грудной клетки мог скончаться от чего угодно: от большой кровопотери, несовместимой с жизнью, и являющейся следствием  продолжающегося, неостановимого внутреннего кровотечения, от травматического,  болевого шока, связанного с тяжестью страданий. Он мог завершить свой жизненный путь от сотен и тысяч причин, от нарастающей сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, от всего на свете, но только не от «уросепсиса»! Потому, что «уросепсис» (заражение крови, входными воротами которого являются органы мочевыделительной системы) у него, по определению, просто не мог и не должен был развиться за столь краткое время. Ибо для подобного развития событий необходимы, как минимум, несколько дней, а то – и недель, а Михаил ушел в вечность в течение, примерно, суток с момента своего смертельного ранения…

Не может не вызывать уважения и жизнестойкость тяжелораненого. То мужество, с которым он так долго боролся за свою жизнь, сопротивлялся неизбежному. Хочется почтительно снять шапку перед моими дорогими старшими коллегами, военно-полевыми медиками, столь много сделавшими для солдата. Судите сами.

Начальный этап оказания медицинской помощи – вынос с поля боя. Очевидно, осуществлявшийся под огнем противника. Скорее всего, силами – ротного санинструктора – девчушки, метр с кепкой. Раненный не ходячий (перебит позвоночник). Стало быть, вытягивала, тянула эта девочка мужика бездвижного на руках. На плащ-палатке. По снегу (декабрь на дворе). Да мало того, что самого раненого тянула, так, наверное, еще и личное оружие выносила своего подопечного. А иначе, не зачтут «вынос с поля боя»! А ППШ-то весит еще килограмма 3, не меньше.

Следующий этап: ПМП (полковой медицинский пункт). Первичная сортировка. Военфельдшер на открытой площадке осматривает вновь прибывших и указывает, кого куда: одних, кого еще можно спасти – в операционную, остальных – на отдельную площадку. Для безнадежных… Скорее всего, нашего бойца, все-таки, брали в операционную – большую армейскую палатку, продуваемую всеми на свете декабрьскими ветрами. Для ревизии раны, обработки раневых поверхностей, перевязки и иммобилизации. Думаю я, также, что поморозился наш Михаил Евгеньевич, выстыл изрядно, покуда волокли, пока в открытом поле на снегу лежал… Дальше – санитарным автомобилем или гужевым транспортом - до поезда санитарного. Конечно, растрясли по дороге…  Дальше – еще одна перегрузка-погрузка. Как же он столько времени выдержал-то? Видно, богатырского здоровья был человек… (Впрочем, хорошо, хоть так. Что не в поле бросили. Что тянули. Что ревизию раны провели, осуществили. Что утку, простите за натуралистическую подробность, подали. Что пытались вывести в тыл. Словом, делали, что могли… Что похоронили. Как человека).

26а. Вроде и надо, надо бы на этом завершать разговор по поводу мурманского этого Михаила Евгеньевича. Но, вот беда – не получается! Потому, что следующий списочный – опять …Михаил Евгеньевич. Только теперь он значится уроженцем «Красновыхспецского», а не «Красновыхнецкого» района Мурманской области. Очередное дублирование…

В этой связи, список наш становиться еще короче. Осталось уже 54…

27. Алексей Иванович, ст.сержант, 1912 г.р. 13.01.1942 г. Убит бою у деревни Иружи Калининской области. Боец 119 стрелковой дивизии. Алексей Иванович – уроженец Молотовской области, Гординского района, с.Губдир (голову даю на отсечение, что место его рождения не «село Губдир», как значится в документе, а село Губдор. Знаменитейшее село уральское. Расположено неподалеку от Чердыни-матушки. Стало быть, и этот тоже  - наш, уральский, вишерский солдатик-то)…

…Да, я оказался прав. В первоисточнике – черным по белому - «Губдор», а не «Губдир»… Еще написано, что Алексей был командиром отделения, что похоронен в могиле, расположенной в 1,5 км восточнее деревни Собанино. Что жена его, Углицких Таисия Дмитриевна проживала в с.Губдор, Гординского района, Молотовской области;

28. Виктор Михайлович, лейтенант, 1923 г.р., уроженец дер.Савино, Губдорского с/с, Чердынского района, Молотовской области. Последнее место службы – 4 штрафной батальон. Убит. Дата выбытия: 18.06.1943 года.

Анализ источника. Выяснилось, что Виктор Михайлович не просто лейтенант, а «лейтенант медицинской службы». Что он был военфельдшером 19 Армии, б/п, убит 18.06.1943 года на Кестеньгском направлении. Что мама его, Филиппова Евдокия Калистратовна проживала в с.Губдор, Губдорского с/с, Чердынского района, Молотовской области;

29. Василий Семенович, красноармеец, 1926 г.р. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Убит. Дата выбытия 13.02.1945 года.

Анализ источника. «Именной список потерь…» за №98880. Связист, б/п, убит 13.02.1945 года в местечке Будвеснен, Восточная Пруссия. Отец, Углицких Семен Иванович, проживал в деревне «Федорцовой Красновишерского района Молотовской области»;

30. Сергей Максимович, красноармеец, 1909 г.р. Место рождения: Челябинская область, г.Шадринск. Призван Сталинским РВК г. Свердловска. Последнее место службы: п/п.1550. Пропал без вести. Дата выбытия: 07.42г. Источник: анкета разыскиваемого за №6131605. Военная специальность: связист;

31. Михаил Сав., красноармеец, 1902 г.р. Уроженец Нижне-Вяземского с/с, Молотовской области (так в документе. Очевидно, правильно: «Н.-Язьвинского с/с»). Последнее место службы: 421 арт.полк. Причина выбытия: «умер от болезни». Дата выбытия: 24.02.1942 г. Источник информации: «Донесение о безвозвратных потерях…» Призван Красновишерским РВК, Молотовской области. Похоронен д.Конибаново, Ленинского района, Калининской области. Жена: Углицких Мар.Ус… (далее - неразборчиво);

32. Иван Андреевич, красноармеец, 1902 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район. Последнее место службы: 114 отд. стрелковая бригада. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 19.08.1942 года. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях..» «Именной список 114 Отдельной Стрелковой Бригады…» (Приложение №3/90с). Место захоронения: «севернее деревни Марьино, 100 м, Нелидовского района, Калининской области». Жена: Углицких Анна Емельяновна, проживала: Молотовская область, Кр-Вишерский район, Н.Язвинский с/с, д.Федоровка (так в документе);

33. Ефим Антонович, красноармеец, 1903 г.р. Место рождения: Молотовская область. Последнее место службы: 359 стрел. дивизия. Причина выбытия: «пропал без вести». Дата выбытия: 26.12.1941 года. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях…» за № 206. Призван Чернушинским РВК Молотовской области. Жена: Углицких Т.Ст. проживала в Молотовской области, Чернушенском районе, Ананьевский с/с, д.Раззориха (так в документе);

7(б) Иван Петрович – подождите, подождите – у нас уже есть Иван Петрович! Даже два уже было «одинаковых» Иванов Петровичей (см. №№7 и 7а). Не тот ли это, опять? Сравним: тот - неизвестного года рождения, а этот – 1924. Тот «ст. сержант» и этот «ст.сержант». У того дата выбытия: 07.10.1942 и у этого то же! Этот захоронен – восточнее деревни Корсун Орловской области, а тот? А тот: «Орловская область. Место захоронения: Верховский р-н, Корсунский сельсовет, с.Корсунь, центр, парк. Могила: братская могила. Над захоронением шествует Корсунская восьмилетняя школа…». Вот какие вещи случались на войне: один и тот же человек трижды занесен в «Списки безвозвратных потерь…»!

А это значит, что:

1.Общее количество Углицких автоматически становится равным 53.

2.Установлено, что родственники погибшего героя проживали в с.Троицком, Пречистенского района Орловской области. Защищал, выходит, парень свою родную орловскую землю, землю, на которой он родился и вырос…

10а. Василий Иванович, 1916 г.р. Красноармеец. Уроженец д.Федорцово, Красновишерского района Молотовской области. Последнее место службы: штаб 66 армии. Причина выбытия: «умер от шока». Дата выбытия: 17.12.1942 г.» Стоп, стоп, а ведь Василий Иванович у нас тоже уже был. Да вот он, за №10. Это тот, что погиб, согласно донесению командира 593-го ОКШР вследствие «ушиба автомобилем». Но там было донесение о безвозвратных потерях, а здесь источник уже другой: «Именной список умерших в ППГ-602» (ППГ – полевой передвижной госпиталь) за №0404. Причиной смерти Василия Ивановича в нем значится «травматическое закрытое повреждение пояснично-крестцового отдела позвоночника и правой лопатки. Ссадины лица и пр.бедра. ШОК» (так в документе). Похоронен в с.Песковатиха Ст.области (очевидно, Сталинградской) в гражданском кладбище (так в документе). Адрес родственников: Молотовской область, Красновишерский район, Нижнее-Яз.с/с, д.Федорцово. Жена: Ордина Мария.

Все, вроде, сходится. Действительно, это тот самый «повозочный», по специальности «тракторист», с «4 классами образования» и т.д. (см. №10)!

Пробежался глазами по остальным умершим из того же «похоронного» полевого госпитального списка:

«…умер от сепсиса и двухсторонней катаральной пневмонии. Пиемия…»

«…умер от гемоколита…»

«…умер от сепсиса и плеврита…»

«…умер от газовой гангрены…»

«…умер от шока» (это наш Василий Иванович)

«…умер от перитонита при явлениях резкого истощения…»

Взглянул на даты поступления и смерти:

«19.11.1942 – 9.12.1942» (сепсис и пневмония)

«19.11.1942 – 11.12.1942» (гемоколит)

«19.11.1942 – 15.12.1942» (сепсис и плеврит)

«16.12.1942 – 17.12.1942» (наш Василий Иванович…)

Заинтересовался: а с чем же поступали умершие от ран в ППГ-602?

- «Обморожение IV степени голени и левой стопы»

- «Обморожение II степени обеих стоп»

- «Множественные осколочные ранение грудной клетки с повреждением лопатки и легкого. Закрытый пневмоторакс. Сепсис»

- «Сквозное пулевое ранение м/т в/3 пр. и лев.бедра» (мягких тканей верхней трети…)

- «Слепое осколочное ранение м/т правого бедра и газовая флегмона. ШОК»

- «Сквозное пулевое ранение грудной клетки, проникающее в грудную и брюшную полости с повреждением тонкого кишечника. Открытый пневмоторакс»

Подписан «Список…» начальником ППГ-602, в/врачом 2 ранга Рыжовым.

Обратил внимание на значительное число отморожений. А это косвенное свидетельство того, что военнослужащие были плохо обмундированы. Значит, валенок не было, а на дворе – страшная зима 1942 года. А под Сталинградом – степи и степи. Резкий, пронизывающий  ветер выдувает последнее тепло…

А по сути случившегося с моим земляком, Василием Ивановичем Углицких… Наехала на человека автомашина. При движении задним ходом, скорее всего. Не заметил водитель человека. Бывает такое? Бывает. Может, бомбежка, внезапный воздушный налет, артобстрел, сутолока, суета, нервозная обстановка… Или - при погрузке-выгрузке. В общем, переехала полуторка наша нашего, же, солдатика, заехала на него колесом либо расплющило несчастливца, зажало между стеной здания и бортом… Несчастный случай…

Общее количество «Углицких» уменьшилось еще на одного человека. Теперь их стало 52…

34. Федор Васильевич, красноармеец, 1907 г.р. Уроженец Соликамского района Молотовской области. Последнее место службы: упр. 133 СД (так в документе). Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 05.09.1942 года. Источник информации: Донесение о безвозвратных потерях. Призван Соликамским РВК Молотовской области. Убит 05.09.1942 года восточнее окраины д.Борисовка Зубцовского района Калининской области. Жена: Углицких Анна Степановна, проживала: Молотовская область, г.Соликамск;

35. Борис Данилович, красноармеец, 1923 г.р. Уроженец Молотовской обл., Красновишерский район, с/с Ново-Язвенский (так в документе). Последнее место службы: упр. 99 СД. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 31.01.1943 года. Источник: «Именной список о безвозвратных потерях…» за № 113. Отец: Димитрий Егорович (почему-то не совпадает отчество погибшего с именем отца?). Место захоронения: Сталинградское кладбище «Верхний поселок С.Т.З» (Очевидно, Сталинградского тракторного завода);

36. Егор Иванович, мл.сержант, 1917 г.р. Место рождения: Молотовская область, Чердынский район, д.Дуброво. Последнее место службы: штаб упр. Тыла 59 Армии. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 16.10.1943 года. Источник информации: донесение о безвозвратных потерях – «Именной список…» за №43390с II Украинского фронта.

…Егор оказался командиром отделения, кандидатом в чл. ВКП(б). Место гибели: северная окраина с.Остров Чудовского района Ленинградской области (не очень понятно, впрочем, почему в/часть «II Украинского фронта» воевала в Ленинградской области?). Мать: Углицких Прасковья Филипповна, проживала в с.Дуброво, Чердынского района (в документе ошибочно назван «Чудинским»), Молотовской области;

37. Егор Семенович, гв.рядовой, 1914 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район, д.Федорцово. Последнее место службы: упр. 17Гв. СД. Умер от ран 31.08.1944 года. Источник: «Именной список о безвозвратных потерях…» за № 11. 13 ОМСБ (Отдельного Медико-Санитарного Батальона) 17 Гв. Ордена Суворова стр.дивизии за период с 10 по 20 сентября 1944 года. Егор был телефонистом, б/п, ранен и поступил в 13 ОМСБ 14.08.1944 года с диагнозом: «Слепое осколочное ранение в живот с повреждением печени» Умер от перитонита 31.08.1944 г. Жена: Углицкая (так в документе) Анна Ивановна;

38. Семен Степанович, рядовой, 1919 г.р., уроженец д.Федорцово Красновишерского района Молотовской области. Последнее место службы: штаб 1 Гв. СД. Убит. Дата выбытия: 27.07.1944 г. Источник: «Именной список безвозвратных потерь 10 отдельной штрафной роты 1 Гв Стрелк. Моск.Минск. Кр. Ор. Сув дивизии» (так в документе. Очевидно, «ордена Суворова») за №5792с. Семен был стрелком, б/п, убит 27.07.1944 северо-западнее д.Кревнишки, Алитусского района Литовской СССР. Отец: Степан Акимович, проживал д.Федорцово, Красновишерского р-на Молотовской обл;

39. Александр Матвеевич, ст.лейтенант, 1913 г.р. Место рождения: г.Молотов. Последнее место службы: упр. 274 СД. Умер от ран 14.01.1945 года. Источник: «Именной список безвозвратных потерь офицерского состава 27 стрелковой Ярцевской дивизии по состоянию на 12 февраля 1945 года» Документ «планшеточный», «полевой», представляет собой тетрадный лист (в клеточку) со следами отверстий от дырокола. Из него следует, что Александр Матвеевич был командиром стрелковой роты 965 СП, б/п. Был призван Чердынским РВК Молотовской области в 1942 году, умер от ран 14.01.1945 года (за четыре месяца до Победы). Похоронен офицер в дер. Голен Радомозского воеводства, Польша. Мать: Углицкий (так в документе) Мария Васильевна, проживала в Молотовской обл., Чердынском районе, д.Губдор;

40. Александр Степанович, ст.сержант, 1913 г.р. уроженец Молотовской обл., Чердынского района. Призван Кунгурским РВК Молотовской области, Кунгурский район. Пропал без вести. Дата выбытия: 01.1944 года. Источник: «Документ, уточняющий потери…», представляющий собой машинописный список с многочисленными карандашными пометами. Из него следует, что Александр Степанович был призван 24.10.1941 года Сученским РВК, б/п. Жена: Солнышкина А.А., проживала г.Кунгур Молотовской области, ул.Транспортная, д.38;

41. Егор Иванович, 1915 г.р. Место рождения: Молотовская обл., Н.-Язвинский с/с, д.Федор (так в документе). Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 03.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года» за №56. Документ рукописный, представлен в табличной форме (следы карандашных помет в тексте). Мать: Углицких Анна Ивановна, проживала в д.Федорцово, Молотовской области, Н.-Язьвинский с/с;

42. Петр Андреевич, старшина, 1923 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский р-н, Нижне-Язьвинский с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 11.1943 года.  Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года»;

43. Филип Павлович, красноармеец, 1905 г.р. уроженец д.Федорцово Нижне-Язьвинского с/с, Красновишерского района Молотовской области. Призван: Красновишерским РВК, Молотовской области, Красновишерский р-н. Дата выбытия: 04.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года»

В том же «Списке…» на той же странице документа еще 4(!) Углицких, пропавших без вести:

44. Егор Листафарович, 1905 г.р.

45. Иван Алексеевич, 1919 г.р.

46. Александр Федорович, 1905 г.р.

47. Егор Алексеевич, 1918 г.р.

Все – уроженцы д.Федорцовой, Красновишерского района Молотовской области.

Все – пропали без вести в 1942-43 гг.

А печаль, между тем, все полнится и продолжается:

48. Василий Дмитриевич, красноармеец, 1903 г.р., уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 04.1943 года;

49. Павел Алексеевич, 1910 г.р. уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК. Пропал без вести. Дата выбытия: 1942 год;

50. Николай Петрович, 1918 г.р. уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Соликамским РВК Молотовской обл. Пропал без вести. Дата выбытия: 02.1945 года. Жена: Ковалева Наталья Ивановна, проживала по адресу: г.Соликамск Молотовской области, пос.Калиец, ул.Сталина, д.41, кв.2;

51. Алексей Арсентьевич, красноармеец, 1906 г.р. Призван Покровским РВК Чкаловской области, Покровский район, с.Дедово. Пропал без вести. Дата выбытия: 03.1942 года;

10б) Василий Иванович? Что неужели в третий раз Василий Иванович? Ибо последний «списочный» Углицких – тоже, якобы, «пропавший без вести»: Василий Иванович, нам уже хорошо знаком (см.№10 и 10а). Это тот самый, «ушибленный автомашиной», а затем сутки умиравший в госпитале на Сталинградском фронте…

 

ВЫВОДЫ

Теперь мы имеем достаточно информации для того чтобы ответить на поставленные в самом начале рукописи вопросы: распределение фамилии «Углицких» по территории бывшего СССР носит более или менее равномерный характер или же, напротив, оно ограничено какой-то сравнительно небольшой территорией?

Для ответа на этот вопрос обратимся к цифрам.

Всего в «Списки безвозвратных потерь Советской Армии за период Великой Отечественной Войны 1941-45 гг.» занесены 58 военнослужащих с фамилией «Углицких»

Путем устранения прямого и косвенного (за счет поступления информации об одном и том же военнослужащем по различным информационным каналам) дублирования, удалось «снизить» безвозвратные потери по данной рубрике с 58 до 51.

Из них – в 41 случаях удалось установить места рождения и/или призыва в Действующую Армию. В 10 случаях – такие сведения в архивных материалах отсутствуют.

Из 41 военнослужащего с фамилией Углицких, согласно полученным данным, являются уроженцами и/или – призывались с территории:

- Молотовской области – 36 человек,

- Чердынского, Красновишерского районов Молотовской области – 29 человек;

- деревни Федорцовой, Нижне-Язьвинского с/с, Красновишерского р-на, Молотовской обл. – 23 человека;

- других районов Молотовской области (Соликамского, Кунгурского, Гординского, Губдорского, Чернушинского)– 7 человек;

- других регионов бывшего Советского Союза - 6 человек (в том числе: Шадринского района Курганской области – 2, Казахской ССР, Мурманской, Орловской, Челябинской обл. РСФСР – по одному человеку).

Полученные данные позволяют со всей очевидностью позволяют утверждать, что ареал (область распространения) фамилии Углицких на территории бывшего Советского Союза действительно ограничен сравнительно небольшой географической зоной с эпицентром в районе деревни Федорцовой Нижне-Язьвинского с/с Красновишерского района нынешней Пермской области.

 Завершающая часть рукописи:  http://klavdii1955.livejournal.com/10776.html