Андрей Углицких (klavdii1955) wrote,
Андрей Углицких
klavdii1955

Демографическая ситуация в царской России в свете возможности женщин "устроить свою судьбу"

Мама вышла замуж в двадцать восемь... Случилось это в 1954 году, за год до моего появления на свет. Отец был старше на целых девять лет. Когда, однажды, наверное, в самом конце шестидесятых, я, переживая за нее (а жили они с отцом неважно, часто ссорились), спросил маму: «Зачем же ты вообще выходила за отца? Вы же совсем разные люди и не подходите друг другу!», она ответила как-то буднично, просто, примерно, следующее: «А за кого было выходить?». «Тогда вообще не нужно было выходить замуж!» - со всей горячностью натуры своей, отягощённой всем возможным максимализмом и нетерпимостью своего раннего пубертатного возраста, подвел я безжалостную черту под тем давним разговором, за который мне до сих пор стыдно. Мама снова грустно улыбнулась и промолчала…

…Действительно, а за кого могла выйти замуж девушка или молодая женщина в 1954 году, если не только сверстников, но и мужчин на десять-двадцать лет старше ее почти не осталось? Если они, почти все – были повыбиты? За кого могла выйти молодая учительница из Башкирии (мама незадолго до описываемых событий закончила учительский институт), если студенческие скамьи в педагогических учебных заведениях занимали почти исключительно такие же, как и мама, молодые девушки, если педагогические коллективы тогдашних школ на 98% состояли из учителей-женщин, если педагог-мужчина стал почти ископаемой редкостью? Мы настолько привыкли, что в детских садах детей наших «обиходют» воспитательницы, а не воспитатели, в школах – учат учительницы, а не учителя, в больницах и поликлиниках – лечат докторши, а не доктора, что нам уже кажется, что так было всегда, что по-иному и быть не может! А между тем, так было далеко не всегда. До революции – и учили, и лечили, и служили – в основном, мужчины. Занимаясь историей России в связи с подготовкой к печати рукописи «Житие Людмилы Углицких с комментариями сына (опыт литературного расследования судьбы угличского этапа 1592 г.)», роясь в ходе работы этой в различных исторических документах, находящихся в свободном доступе, вдруг обратил я внимание на то, что в дореволюционной России почти во всех крупных городах мужское население превышало женское, пусть, не везде, пускай – не очень намного, но превышало… Судите сами. Вот что по этому поводу сообщает «Энциклопедия Брокгауза и Эфрона»...     (Полный текст статьи смотри здесь)
Tags: Андрей Углицких, Казань, Москва, Пермь, С-Петербург, демографические показатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments