Андрей Углицких (klavdii1955) wrote,
Андрей Углицких
klavdii1955

Андрей Углицких: Мележи, Сан-Марино

Что, собственно, знал-ведал я о некоем Сан-Марино, кроме этого, невесть откуда засевшего, еще с детских времен: "В Сан-Марино, в Сан-Марино бабы цвета мандарина..."? Да ничего, ровным счетом!
А на дворе, между тем, несмотря на октябрь, погоды стоят совершенно изумительные: солнечно, тепло (плюс восемнадцать), безветренно, окрестные леса в пурпурно-желтом одеянии... Сегодня у нас выезд. Потому, что мы с женой, а также с водителем Дмитрием, едем "закрываться", то есть, спешим на зимнюю консервацию нашей дачи, расположенной в окрестностях древнего владимирского города Киржача, что, примерно, в пятидесяти верстах от Москвы (сиречь, в 80 км от МКАДа). Не одни мы такие "умные" оказались, кстати. В это воскресное утро "наше" Щелковское шоссе было уже изрядно нагружено личным и общественным автотранспортом, вывозящим, всеми правдами и неправдами, столичных горожан на "последний дачный парад". Добираться - кому ближе, кому - подальше, а кому-то весьма и весьма далеко. Самые "счастливые" - ближние дачеобладатели (Медвежьи озера, окрестности Щелково, Бахчиванджи, Звездный иже с ними). Дистанция средней руки - это черноголовские, ботовские, стромынские «счастливчики»... Наконец, условные дачные "дальнобойщики", "камчаточники" - это те, кому шесть соток выпали аж на Владимирщине: мележские, алёнинские, собственно киржачские и так далее. Так вот, мы - "мелёжские", добираться нам часа два-два с половиной. Дмитрий ведет прекрасно, машину чувствует отлично и дорогу "читает" отменно. Мастер, что и говорить... В этом месте самое время заметить, что в свое время у нашей семьи был, как когда-то раньше говорили, «собственный выезд», своя вазовская "копейка", той еще, не нашей, особо ценимой некоторыми отечественными автолюбителями, сборки, но, всему на этой землю рано или поздно приходит свой срок. Пришел он и нашему чуду «итальянского» автопрома. Новый самобеглый экипаж покупать мы так и не решились. По ряду соображений. Прежде всего, сочли, что, в условиях нынешнего московского дорожного беспредела, это стало явно не безопасно. Во-вторых, хлопотно. В-третьих - накладно. Но, коль скоро, семья у нас врачебная, а это требует, как ни крути, визитов к пациентам, то на семейном совете принято было разумное решение об использовании там, где необходимость такая возникнет, именно "частного автомобильного сектора", благо извоз сейчас разрешен и хорошего шофера найти, при желании, всегда можно... Одним из лучших частнопрактикующих водителей, встретившихся нашей семье, и оказался Дмитрий Андреевич, Дмитрий...
В машине тепло, играет радио. Мы несёмся по Щелковскому… Езженному-переезженному, казалось бы, от веку - двуполосному, то извитому, как ветка ивы, то – натянутому как тетива, по такому давно знакомому и почти всегда неизвестному. Странная вещь: комфорт быстрой автомобильной езды напрочь лишает автопутешественников осторожности, скрадывая опасности, заложенные в самом факте их стремительно-оголтелого передвижения. Просто дорожное полотно плавно набегает на капот и исчезает под ним без следа, а по бокам, как в кино плывут и плывут дома с приусадебными участками, придорожные кафе, магазины, поля, озера, речушки…
А память, между тем, переносит в недавнее. В Сан-Марино... Государство площадью, аж, в 61 квадратный километр с копейками, 12 км в поперечнике, с армией в 1200 воинов, из которых 50 - музыканты. В государство с населением в 28 тысяч человек, со среднедушевым доходом в 34000 долларов в год (2003). И в то же время – в "самое древнее государственное образование в Европе" и самую "первую в Европе республику". С 301 года нашей эры. По крайней мере, так свидетельствуют некоторые источники. Непонятно, правда, что делать, в этой связи, с такими древними государствами, как Рим, Спарта, Македония, и с очевидной демократией Древней Греции, существовавшими явно и задолго до 301 года, но это уже не суть важно сейчас. Поверим на слово, что называется… И все-таки, простая, как дыхание, вещь: в 301 году нашей с вами, любезный читатель мой, эры, некий каменотес, пришлый, заморский чел, туземец, выходец с территорий, входящих в настоящее время в Хорватию, христианин по имени Мартин, в поисках защиты и уединения, а равно свободы от притеснений римлян, обосновался с горсткой родственников и единомышленников своих здесь, на склонах горы Титано. Об этом самом свободолюбивом Мартине и его дерзновенной мечте - обрести свое "незалежнее», не обсиженное еще никакими пауками-тиранами, царствие свободы, вам все уши прожужжат гиды или экскурсоводы, проводящие ознакомительные поездки в Сан-Марино, как прожжужжали их совсем недавно и мне, грешному. Наш очередной экскурсовод - молодица гренадерского росту, с антропометрическими, а точнее, соматометрическими индексами и внешностью фотомодели, гид, улыбку которой так и не смогли испортить массивные брекеты, рассказывала нам, всю нашу дорогу от Римини до Сан-Марино, эту красивую легенду. Мы слушали ее, восхищаясь южной красотой тосканских Апеннин, вкручиваясь винтообразно, как вкручивают в патрон электролампочку, по серпантинной резьбе дорог, все выше и выше, подбираясь к самому "цоколю" Титано, туда, где на орлиной высоте торчат три острых каменных клыка старинных крепостей... Я думал о том, что Сан-Марино - эта своеобразная итальянская мини-Абхазия или микро-Южная Осетия. Что это неправда, что "размер имеет значение"…
Впрочем, прервемся ненадолго. Потому что впереди, прямо по курсу нашего авто показалась Черноголовка - наукоград на северо-востоке Московской области. Странное название для города, не правда ли? Наверное, окажись сейчас здесь, в автомобиле нашем, та самая, "брекетная", красавица, боюсь, услышали бы мы тут же еще одну красивую историйку о том, что, мол, де, "в глубокой древности поселился в здешних краях монах по прозвищу, к примеру, Голова. Что был он, наверняка, как пить дать, черноголовым и носил, конечно же, черный балахон с черным капюшоном (с места мне не сойти, если не так это!) или же, на худой конец, малахай того же цвета. Что, де, обосновался чернец сей, не иначе, как в пещере, лично вырытой им в глухомани, в чащобе беспросветной. Что, мол, со всех окрестных сел потянулись к нему люди, с болячками и житейскими горестями-химерами какими: утешения и исцеления поискать... И что многим он помог. О том, как пошла гулять о черноголовом исцелителе вскоре гулкая молва по всем окрестностям Московии Великия и Малыя. Впрочем, в истории этой, правда все, за исключением …всего вышесказанного. Потому что никакого "черноголового монаха-схимника ", по имеющимся у меня сведениям, не было. Потому, что монах этот - чистой воды моя выдумка, придумка, плод фантазии моей. Зато другое доподлинно ведомо: черноголовка - это птица. Славка. Отряд воробьеобразные (Passeriformes), семейство Славковые — Sylviidae, род Славки — Sylvia. Вот как описывает ее, в частности, знаменитый птичий знаток Бутурлин: «если решать вопрос, какую певчую птицу можно считать лучшим лесным певцом, то, несомненно, пальму первенства надо отдать этой славке. Самые опасные ее конкуренты в этом отношении — соловей и садовая камышевка — в лесу не живут и соседствуют с ней лишь по сырым (приречным) лесным опушкам или в больших садах. А славка-черноголовка — постоянная обитательница светлых смешанных или лиственных лесов с кустарниковым подседом, полянами и солнечными опушками. В таких местах по всей Европейской части России и в Западной Сибири в мае-июне можно слышать громкие, неторопливые свисты черноголовки. Отдельные части песни имеют совершенно флейтовый тембр и чистоту, и вся песня представляет чисто свистовой перебор усиливающихся к концу звуков. Иногда в песню вставляются перенятые голоса. Как и у всех хороших певцов, песня разных особей изменчива (особенно в ее первой половине), но построение ее одинаковое, так что певца узнать нетрудно. Он и не прячется: обычно перепархивает в лесном подседе, охотится за насекомыми и дает себя рассмотреть довольно близко. Беспокоясь, издает тихий позыв: “тек... тек...” или “трю... трю...”.


В окраске черноголовки есть одна особенность, по которой птичка и получила свое название: у самца черное темя, в виде хорошо заметной шапочки. Прочая окраска буровато-серая, темнее сверху, светлее (серее) на шее, груди и горле. Крылья и хвост буроватые. Самку узнать нетрудно: шапочка у нее рыжевато-бурая, а все оперение бурее. Но осенью с самкой можно смешать молодых самцов, у которых шапочка тоже рыжеватая (лишь немного темнее). Длина черноголовки около 15 сантиметров.
Черноголовка прилетает не рано (в средней полосе лишь около 10 мая), но вскоре же приступает к постройке гнезда. Обычно оно устраивается невысоко, в 1-1,5 метрах от земли, на небольшом кустике, елочке или фруктовом дереве (в саду). Материал для гнезда самка собирает поблизости и использует все подходящие стебельки, корешки, мох и тому подобные материалы. Стенки гнезда сделаны рыхло, в виде неглубокой чашки, опирающейся на ветку, а внутренность выстилается волосом. Бывают гнезда и совсем без внутренней выстилки. Окраска яиц изменчива, но чаще они бывают грязновато-белого основного тона, с неясными оливково-бурыми пятнами, мазками и точками. Иногда весь тупой конец бывает закрыт сплошным буроватым пятном…» Вот это уже куда больше похоже на правду - лесов-то вокруг не меряно. И птицы в лесах тех - много, очевидно, было...
Продолжим, впрочем, о Сан-Марино... Говорить о том, что у людей, обживших здешние орлиные высоты жизнь была легкой, как перышко прелестной и перелетной сладкоголосой славки, конечно же, не приходится. За независимость пришлось заплатить поколениям и поколениям сан-маринцев цену немалую. Проявить, так сказать, чудеса дипломатии и ратное мужество, и экономический прагматизм и сугубое тосканское упрямство... Все было. И ведь сумели. Выстояли. Обвели недругов - и наглецов Малотестов, и выскочку Наполеона, и безумца Муссолини. И сейчас живут припеваючи! Хотя язык государственный у них итальянский, границ и таможен не водится. Чем живут, спросите вы? Нечленством своим в ЕС перебиваются! Каким образом? Самым, что ни на есть, элементарным. Дело в том, что в государствах - членах Европейского Сообщества все товары и услуги облагаются специальным, почти 20% налогом с продаж... А Сан-Марино - нет. Не облагаются. Потому что - не член. ЕС. И что же отсюда вытекает? Правильно мыслите, товарищи: всё в Сан-Марино дешевле, чем в окружающей ее со всех сторон Италии. А значит – туристов в Сан-Марино - хоть соли, хоть маринуй - все равно еще столько же останется. Ибо за покупками все едут именно сюда, в безналоговую зону.
Опять отвлекся... Показалась речка Дубенка. А это уже Стромынь, господа!



Древнейшее село. Вообще, этот путь, которым мы почти каждые выходные столько лет следуем на нашу дачу и с нее, а именно: Щелково-Черноголовка-Стромынь-Алёнино-Мележи-Киржач, являлся и является составной частью древнего, так называемого, "северного" владимирского тракта. (В некоторых исторических источниках тракт этот называют еще «Суздальским» или же «Стромынским». Насчет второго – согласен, относительно первого – не вполне уверен). В 14-15 веках он был наиболее долгим, но, одновременно, и самым безопасным путем из Москвы во Владимир, ибо до этих широт крайне редко поднимались в поисках легкой поживы безжалостные отряды татар-шатунов, активно промышлявшие южнее. Поэтому купцы, везущие в белокаменные города товары предпочитали именно этот, "северный" маршрут: пусть, и подольше, зато - поцелее. Село же Стромынь было одним из основных трактообразующих узлов этого самого тракта. Стромынь упоминается и в летописях в качестве одного из главных поставщиков в Москву и пеньки, и меда, и лыка, и дегтя, и мехов, и льна. Косвенным подтверждением ее важного для жизни столицы значения служит улица …Стромынка, получившая, как считают некоторые историки, название свое в честь именитого села. Известно также, что монастырь находился здесь, основанный самим Сергием Радонежским («Стромынский монастырь: Стромынский-Успенский-Троицкий-Дубенский мужской монастырь — ныне часовня и старое кладбище с. Стромыни, Московской губ., Богородского у. Основан в XIV в. преп. Сергием Радонежским по случаю победы вел. кн. Дмитрия Донского над татарами. Упразднен в 1764 г.»).
...А в Сан-Марино 125 церквей и примерно 12500 магазинов, магазинчиков, ларьков, ларечков, кафе, кафешек, ресторанов, рестораций и ресторанчиков, бистро, трактиров и трактирчиков, а также иных торговых точек, которые, по определению, невозможно отнести ни к одной из перечисленных категорий. И примерно в четверти из них - вывески, меню или ценники на товарах ...на русском языке.
Потому что, если вы думаете, что в этих торговых и общепитовских точках суверенной горной республики трудятся исключительно коренные сан-маринцы, то, уверяю вас, вы серьезно заблуждаетесь... В Сан-Марино торгуют ...русские. Может и не все русские, но - русскоговорящие или, на худой конец, русскопонимающие. Почему возникла необходимость в этой оговорке? Зашел в Сан-Марино в один из бесчисленных часовых магазинчиков. Разговорился с продавщицей. Чистейший русский язык. Какого давно уже я не слышал. Русская? Не спешите спешить, как говорится! Выясняется - эстонка. С равным успехом в Сан-Марино можно пообщаться на чистейшем русском языке и украинцами, и с белорусами, и с армянами...
А еще Сан-Марино - это восхождение. Это карабканье вверх, туда, на недоступной высоте стоят крепости, прилепившиеся, как орлиные гнезда, к тысячелетним камням, поросшим мхом веков и славы…
...Вот так за воспоминаниями и близится к окончанию наша поездка: промелькнуло Алёнино, еще чуть-чуть и откроется глазу ставшая уже за столько лет общения почти родной - Шерна. Странно, но никто на белом свете не знает, где правильное ударение в этом имени собственном: река ШЕрна или же река ШернА. И я тоже "путаюсь", периодически сбиваюсь, но, странное дело, не испытываю при этом, или - от этого своего ударного «шараханья», никаких сугубых неудобств, как это случается, к примеру, с людьми, пытающимися надеть, напялить перчатку с правой руки - на левую или - наоборот. Местные чаще произносят с ударением на первом слоге, остальные, включая обитателей многочисленных дачных поселков, - на втором. Дело не в ударении. Просто сказать, что Шерна - красивая, там, или еще каким эпитетом ее отметить, выделить - это все равно ничего не сказать. На самом деле, если говорить правду, только правду и ничего, кроме правды - иными словами, если говорить формально - выдающегося в Шерне, все же, не так уж и много. Да, местами она глубока, но есть и куда глубокие реки, кое-где - мелка, но ведь встречаются и более мелководные водные бассейны, на отдельных участках – разливается широко, но куда ей до «широкости» Волги, скажем, или Ангары, впрочем, в основном все же, узка, да и все тут. Лично же мне дорога Шерна моя тем уже, что есть она, просто есть, что она существует. И принимаю я ее, таковой, каковой она и есть, со всеми ее выбоинами, вымоинами, узиной, ущербом и изьянами. Впрочем, Шерна умудрилась, удостоилась чести остаться и в российской истории. Навечно. Не потому, что это один из притоков Клязьмы, отнюдь. Просто на берегах ее стоит город Александров - бывшая резиденция Ивана Иоанновича свет Грозного, известная историкам, под поименованием "Александровская Слобода". Так вот, на территории этой самой Слободы и случились, произошли некогда те самые события. На другой же день после свадьбы, повелел грозный царь Грозный посадить молодую жену в повозку, запряженную четверкой лошадей и ...пустить коней с крутого обрыва прямо в Шерну... Вот как об этом пишет пишет Брокгауз и Эфрон: «Серая или Сера — небольшая речка, начинающаяся на границе Переяславского и Александровского уу. Владимирской губ. и впадающая в р. Клязьму с левой стороны, в пределах Московской губ., под именем Шерны. Название С. получает после впадения в нее рч. Молокчи. На С. расположен уездный город Александров Владимирской губ. С С. связана трагическая смерть одной из жен Иоанна Грозного, княжны Марьи Ивановны Долгорукой. Обвенчавшись с последнею в нынешнем г. Александрове (тогдашней Александровой слободе), Иоанн Грозный на другой же день после свадьбы распорядился посадить несчастную в колымагу ("затисну ю крепце"), "на ярых конех", которых разогнали с горы по направлению к С. и таким образом утопили Марию. В районе С., близ пересечения ее так называемым старым Стромынским трактом, на границе Владимирской и Московской губ., много шелковых фабрик и кустарная выделка шелковых тканей.»


...Сан-Марино и поселок Мележи, затерянный меж владимирских лесов... Разделенные тысячами километров пространства, государственными, таможенными, языковыми и конфессиональными границами, исторически дивергентные, климатически и социально разнородные территории... Что может быть между ними общего? Разве что - люди… Люди, которые хотят любить и быть любимыми, растить хлеб и не испытывать нужды, рожать и воспитывать детей, люди, которые в схожих житейских ситуациях испытывают одни и те же чувства: сострадание и ненависть, любовь и ожесточение, радость и сопереживание… Ибо все мы, при всей непохожести, похожи, как похожи две капли воды. Повсеместно. От Мележей до Сан-Марино.
А вот и дача… Показалась из-за поворота. Пора переворачивать на зиму бочки, закрывать ставни, запаковывать узлы, обшивать прозрачной прочной пленкой террасу, чтобы за зиму поменьше снега намело…
Уже остановив автомобиль, водитель Дмитрий, повернувшись к нам, сказал: «А заметили, сколько машин было запарковано вдоль трассы? Не иначе - рыжики пошли…»



Tags: Андрей Углицких, Киржач, Сан-Марино, Стромынь, Черноголовка, Шерна
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment