Андрей Углицких (klavdii1955) wrote,
Андрей Углицких
klavdii1955

Андрей Углицких: ОТ ФЛОРЕНЦИИ ДО ВЕНЕЦИИ ОКАЗЫВАЕТСЯ ШАГ ОДИН…

 

«…Прекрасный город на р. Арно (bella Firenze) должен быть признан первостепенным очагом общей культуры. Уже папа Бонифаций VIII (в 1300 г.) называл его "квинтэссенцией миpa". По словам Ренана, Ф. после Афин больше всех сделала для истины и для красоты. "Каждая улица Ф. — целый мир искусства; ее стены — сосуд, содержащий роскошнейший цветок человеческого гения; этот город — драгоценнейший алмаз в диадеме, которой украсил землю итальянский народ" (Leo, "Geschichte d. italienis chen Staaten")…»
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона

Выехали рано. От Римини до Флоренции километров 150. Может, больше. Да еще по горным дорогам, через тоннели, прогрызенные землеройной техникой в Апениннах, глубокие, как дырки в сыре. Дремали в мягких креслах, разглядывая плывущие за автобусными окнами кипарисные и прочие укачивающие пейзажи, внимая рассказам экскурсовода Натальи о Пармезане и одноименном сыре, обо всех этих «Феррари», «Ламборджини» и «Бугатти», производимых неподалеку, о макаронах, а также о соусах к ним, о тупизме итальянского телевидения, по которому день-деньской идут бесконечные ток-шоу, об особенностях национального характера итальянцев, в свете склонности последних к словоговорению. Мы и не заметили, как пересекли, подобно Юлию Цезарю в 44 году до н.э., уже не существующий в природе, окончательно пересохший, Рубикон. Но мы-то «перешагнули» его, шагнув внутрь экскурсионного автобуса, следующего тем ранним сентябрьским утром из Римини во Флоренцию.
«Флоренция (итал. Firenze, прежде Fiorenza, лат. Florentia — "цветущий город") — главный город провинции Ф., до 1859 г. главный город Тосканского великого герцогства, с 1865 до 1871 г. столица Итальянского королевства, под 43°46' с. ш. и 11°17' в. д. от Гринвича, на высоте, в среднем, 51,8 м, в долине по обоим берегам реки Арно, который в этом месте сжат двумя запрудами (pescaje), имеет от 120 до 160 м ширины и делит город на 2 части. Северная часть города окружена отрогами Апеннинских гор. Ф. после Милана и Турина — самый чистый и опрятный из больших городов Италии. Климатические условия во Ф. в общем довольно благоприятны для здоровья; только для страдающих грудными болезнями пребывание здесь может представлять некоторую опасность ввиду частых и довольно резких изменений в температуре. Средняя температура в январе 5°, в июле 25,1°; средняя годовая температура 14,6° Ц. Жителей в 1881 г. было 169001, в феврале 1901 г. — 204950 челов. Ф., нередко называемая "la bella" (красивая) и "la gentile" (прелестная), давно заслужившая имя "итальянских Афин", значительно увеличилась после срытия (с 1859 г.) городских стен на протяжении почти 10 км. Из девяти сохранившихся городских ворот выдаются Порта алла Кроче (построенная в 1330 г.), Порта Сан Галло (в 1284 г.) с фресками Гирландайо, Порта Романа (построенная в 1328 г. Джакопо Орканья), Порта Сан Фредиано (1324) и Порта Сан Миниато. Две цитадели: меньшая — Бельведере, на самом высоком пункте города; большая — Форте ди Сан-Джованни-Баттиста, в центре города. Вдоль обоих берегов реки набережная, так назыв. Лунгарно. Через р. Арно перекинуто шесть мостов, из которых самый древний Понте алле Грацие, построенный в 1237 г. Трехарочный "Старый мост" (Понте-Веккио), уцелевший еще от римского времени, с лавками золотых дел мастеров, был перестроен в 1362 г., Понте-Санта-Тринита — в 1467 г. Частью очень узкие и из-за выдающихся крыш домов полутемные улицы Ф., вымощенные с 1237 г. кирпичами, а позднее каменными плитами, в настоящее время во многих местах уже расширены. Проложенная на месте прежних укреплений широкая улица Виале-деи-Колли опоясывает лежащую на сев. берегу р. Арно часть города…» Брокгауз и Эфрон.
...Мы – это группа российских врачей, волею судеб приземлившихся на самой возвышенной части «икры» изящного италиянского «сапога» – на берегу Адриатики, в городе славном 34 километрами роскошных песчаных пляжей, населенном пункте воспетом и запечатленном в знаменитой картине «Амаркорд» (1974) Федерико Феллини, тутошнем уроженце, кстати, и развалинами древнего амфитеатра, древнем Ариминуме. Впрочем, о городе Римини, этом экс-Ариминуме, я еще, бог даст, расскажу, а пока мы мчались, катились, неслись, ощущая как у нас закладывает уши, по-самолетному, потому что мы набираем и набираем высоту, наматывая кольца серпантина на колеса нашего временного самобеглого пристанища, то погружаясь во мрак тоннелей, то – выкатываясь на неяркое уже, осеннее, и от того кажущееся еще более прекрасным солнца, медленно восходящего в зенит прекрасного утра… Утра, в которое мы выехали из Римини во Флоренцию…
Флоренция открылась через три с половиной часа: показалась мутная зеленоватая Арно, замелькали за окнами автобуса городские кварталы, зеленые скверы…

Странное, все таки, ощущение: шагнуть из двадцать первого века сразу в средневековье, едва выйдя из автобуса ощутить себя сопричастным к истории Италии… Не буду описывать и перечислять все уведенное – все это уже тысячекратно и миллионнократно описано и рассказано другими, куда как более опытными и осведомленными рассказчиками. Позволю себе лишь пару лирических отступлений общего свойства.
… Вначале всем известный факт: Возрождение – это, прежде всего и в первую очередь, Флоренция: Данте, Петрарка, Боккаччо, Микеланджело, Рафаэль, Андрей Пизанский, Боттичелли, Леонардо да Винчи…
Данный список можно расширять и расширять: Никколо Никколи, Леонардо Бруни, Амброджо Траверсари, Карло Марсуппини, Джанноццо Маннетти, Поджо Браччолини, Джотто и так далее…
Почему?
Может быть, места здесь такие уж наособицу тихие, природа столь бесконфликтна - тишь да гладь да Божья благодать, что называется? Вот гении, как грибы после дождя и...
Отнюдь!
Арно - речушка тамошняя, как дура взбалмошная - тихая-тихая, а как начнет разливаться, коль пойдет, заполошная, вразнос - так, хоть святых выноси!
Да и местность здесь, мягко говоря, гористая, а значит - сейсмоопасная...
Возможно, тосканцы, жители коренные, аборигены, смирением особым своим, бесконфликностью, мягкостью нравов особенной, выслужили, таки, милость небесную эту?
Ничуть не бывало - опять же мимо: характер тосканский, как говорится, не приведи Господи, что называется - строптивые, злопамятные, воинственные. Бузить - любимейшее их занятие. Они и Данте, кстати, в свое время, взашей из Флоренции вытолкали.... И ювелиров своих знаменитых не раз и не два смертно обижали...
Тогда в чем же дело?
Почто же именно Флоренции честь-то такая?
А ларчик, между тем, как мне кажется, просто открывается...
На мой взгляд, дело, прежде всего – в инстинкте самосохранения...
Ибо одной из сил эволюции, движителем прогресса является, в том числе, преодоление, борьба за выживание. Отдельного человека, семьи, рода, клана, народа, вида, популяции в целом, и так далее. При этом, чем больше неблагоприятных факторов, чем острее вызовы времени, тем к большим усилиям и изощрениям приходиться прибегать, чтобы нейтрализовать негатив, нивелировать, сгладить последствия агрессии. Любого генеза, неважно и равно - природного ли (наводнения, землетрясения), социального ли (войны, эпидемии, пожары), финансового (дефолты, массовое разорения)... В любом случае необходимы адекватные ответные действия. Либо они находятся, либо… А это, в свою очередь, неизбежно накладывает отпечаток на характер, менталитет рода, народа, населения. Жестокие времена порождают жесткие нравы. Выживают самые стойкие, способные к адаптации народы и иные человеческие сообщества, воспитавшие, развившие в себе такие качества, как целеустремленность, умение противостоять неблагоприятным внешним обстоятельствам, доказавшие живучесть на деле, а не на словах. Стоит ли удивляться тому, что именно среди этих народов-"невезунчиков" с большей, нежели в иных человеческих социумах, сообществах, частотой нет-нет, да и появляются индивидуумы, сполна наделенные, отмеченные выдающимися качествами? Те, что и видят дальше, и способны, образно говоря, время свое коварное хоть на полкорпуса обогнать, обвести вокруг пальца, что называется, судьбу своенравную, как река Арно?
Вероятно, такая вот вещь и приключилась с Флоренцией, нашей любезной...
Впрочем, не только с ней одной:  в свете вышесказанного, мне представляется отнюдь не случайным, что почти одновременно с флорентийским, возник, сформировался острый возрожденческий "очаг" еще и на территории Венеции. Венеции, возникшей в экстремальной ситуации, как вызов ордам варваров, сметавшим с лица земли континентальные итальянские города. Вынуждавших людей уйти жить в море, обосновавшись на недоступных врагу, заболоченных, обреченных всеми штормами и пораженных всеми маляриями на свете островах и островках Адриатики...
А вы полагали, господа, что характер народа, менталитет, ровным счетом ничегошеньки не значит?

…Не исключено, что дело еще и в меценатстве… Меценатов во Флоренции всегда было с избытком. Помимо, всем известного, семейства Медичи — Аччайоли, Перуцци, Строцци, Барди, Руччелаи, Торнабуони, Мартелли, Питти и т. д. И наш Демидов, кстати, тоже…
…На обратном пути, экскурсовод попыталась было транслировать по автобусному телеканалу фильм о Флоренции («Парфюмер», кажется), но вот мистика – не пошел, родимый. Пришлось смотреть «Укрощение строптивого» с Андриано Челентано и Орнеллой Мути в главных ролях…

Tags: Андрей Углицких, Венеция, Возрождение, Флоренция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments